Category: происшествия

мельница

Будь со мной всю смерть

Старые люди часто говорят о смерти, о похоронах. И неправильно их останавливать, отмахиваться, менять тему. Это я поняла давным давно и даже научила своих детей, как вести себя, когда об этом стану говорить я сама.
Мой отец, как и все пожилые, тем более древние люди, тоже говорил о смерти. Но это случалось крайне редко, как и вообще наши встречи и разговоры последних лет. Жена отца стояла на страже, препятствуя нашим встречам, а я все оправдывала ее, все жалела, все говорила, что за отцом нужен постоянный и сложный уход, а она, жена его, хоть и моложе мужа на 18 лет, но ведь тоже немолода и тратит на этот уход много сил. Я понимала, что эта женщина совсем не радуется моим визитам, но не конкурировала с ней, наоборот, решила для самой себя, что не оставлю ее, если мой отец уйдет раньше, буду ухаживать за ней ради памяти о нем и ради того, как она ухаживала за ним.
Однажды, когда ее не было дома, а я навещала отца, он заговорил о могиле, в которой похоронена моя мать, и сказал вдруг, что хотел бы, чтобы его похоронили там. Для меня эти слова значили многое, наверное, ребенку любых лет важно, чтобы его родители были вместе. Даже после их смерти. Но я понимала, что почти бессильна в исполнении этой его воли.
- Дорогой мой, я сделаю все, что ты скажешь, но ты ведь понимаешь, что я не смогу сделать ничего против воли твоей жены.
Он на это не отвечал, кивал и смотрел перед собой. А я откладывала эту тему, потому что не представляла, как мне выполнить это, чтобы не обидеть его жену. Это представлялось мне невозможным.


Collapse )
Мечта

Про фотографии умерших

Да, насколько это у всех по-разному.

Предыдущий пост навеял мне эту тему, захотелось узнать, как у вас  в домах принято поступать с фотографиями умерших... Конечно,если кто-то захочет поделиться.

Я видела разные варианты почтений. У кого-то близко на столе, рядом с компьютером или, как раньше, с книгами и тетрадками. В рамочке, солидно, но и тепло...Дорогой умерший.

У другого смотрит со стены, тут уже и рамка большая, и пространства вокруг побольше...

 У кого-то фотографии дорогого ушедшего везде. Это он с друзьями, это он на ...мероприятии, это они вместе в...

Видела еще и помню, что как-то мне это показалось неприятным, умерший внизу,а сверху живыми потомками обвешан. По-видимому, что-то отразилось у меня на лице, не успела скрыть, раз меня спросили, что не так. Я извинилась, мол, не мое дело, конечно, но я бы умершего относительно живых подняла повыше...
Самое интересное, что со мной согласились, причем, с удовольствием, и тут же все перевесили и еще даже заходили по квартире с некоторым возбуждением. Ну, я мистик, известное дело, мне тоже сразу полегчало.

Моя родня со стороны мамы фотографий никогда не вывешивала и не расставляла, хранила в папках таких допотопных - с веревочками, и лежали они там в протертых конвертах все вповалку. А вот родня отца всегда на почетной стене имела фотографию убитого в 38 году деда Соломона. Бабушка Этель просила после ее смерти этот портрет положить в гроб ей на грудь. Что и было исполнено.

Collapse )
Мечта

Последний пост про книгу "Дервиш и смерть"

Цитаты, которые я выбрала для вас, практически завершились, и сегодняшняя - последняя.


«– Мы самые непонятные люди во всем мире. Ни с кем история не отмачивала такой шутки, как с нами. До вчерашнего дня мы были то, о чем сегодня хотим позабыть. Но мы не стали и чем-то другим. Мы остановились на полпути, разинув рот. Мы никуда больше не можем двинуться. Мы оторвались, но нигде не пристали. Подобно рукаву, что ушел в сторону от реки-матери, и нет у него больше ни течения, ни устья, он слишком мал, чтоб стать озером, слишком велик, чтоб впитаться в землю. Со смутным чувством стыда за свое происхождение и вины за свою измену мы не желаем оглядываться назад, но нам некуда смотреть вперед, поэтому мы удерживаем время, в ужасе от какого бы то ни было решения. Нас презирают и братья и пришельцы, а мы обороняемся своей гордостью и ненавистью. Мы хотели бы сохранить себя, но настолько утратили свою суть, что уж больше не знаем, что мы такое. Беда в том, что мы полюбили эту свою мертвечину и не хотим расставаться с нею. Но за все надо платить, за эту любовь тоже. Неужели мы волей случая стали столь преувеличенно мягкими и преувеличенно жестокими, разнеженными и суровыми, веселыми и печальными, каждую минуту готовыми удивить любого, в том числе и самих себя? Неужели волей случая прячемся мы за любовь, единственно известную величину в этом хаосе? Неужели без причины мы позволяем жизни шагать по нам, неужели без причины мы уничтожаем самих себя, по-другому, чем Джемаил, но с той же уверенностью? А почему мы это делаем? Потому что нам не безразлично. А раз нам не безразлично, значит, мы честны. А раз мы честны, честь и слава нашему безумию!»

Далее из статьи критика Анненского



Collapse )