Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

чудо

Собака

Если сказать заводчикам собак, что чья-то собака выходила замуж, они непременно поправят, что собаку возили на случку. Это так же, как если сказать урологу что-нибудь про "сходить пи-пи". Уролог поморщится и тоже поправит: сходить помочиться. Честно, никогда не понимала, почему последнее так называется, а первое довольно странное слово, реально случайное, поэтому скажу все же, что подруга, назовем ее Катя, возила свою собаку выходить замуж. Дважды. Удачно. С присутствием кинолога, который вручную этот успех и обеспечил. Собака первый раз боялась, второй раз кокетничала, и третий раз не понадобился. Катя была в шоке от цинизма, с которым производилась "свадьба", но дело было сделано, и она принялась ждать щенков.

Collapse )
девочка земля

Очень странные дела

Последнее время я почти не разыскиваю фильмов для Общей Реальности, но недавно в группе сериалов натолкнулась на довольно милую просьбу о помощи в виде шутливого стона. Закончился сериал, и автор поста умоляла согруппников найти что-то похожее для своих детей, унять которых в период карантина сериал очень помог.

Я решила взглянуть, что пришлось по вкусу детям. Это был сериал "Очень странные дела" - "американский научно-фантастический сериал, созданный братьями Даффер", начало съемки 2016 год до настоящего времени о событиях 83-85 г.г. - времена появления фильма "Назад в Будущее".

Я включила его себе на время спортивной ходьбы по дорожке и первым сезоном увлеклась. Во втором фантастические события перестали быть уникальными, но мне стало интересно, как проявляют себя американские подростки, а потом - что одобряется в качестве воспитания оных. Так я просмотрела 3 сезона. И что же меня так задело, что я стала вдруг об этом писать.

Collapse )
Сима

Атлант расправил плечи, отзыв о книге

Сравнительно недавно ко мне пришла книга Айн Ренд «Атлант расправил плечи», а ведь она моложе меня всего на три года. Я все думала, писать ли о ней, и поскольку меня это не отпускало, решила все-таки написать.

Для тех, кто не читал, историю романа можно посмотреть в Википедии, а я немного поспойлерю, не считая, что посягаю на ценность. Заказная пропагандистская книга направленная на высмеивание и обесценивание коммунизма: «Самое черное зло человечества, самая разрушительная машина ужаса, это необъективное право» - разве можно с этим спорить? Но странным стечением обстоятельств в моих глазах эта книга прошлась не столько по коммунизму, сколько по всему управленческому составу человечества во все времена. Чем дальше я углублялась в текст, тем очевиднее становилось, что деградация по типу «нет людей кроме меня и того, кто мне нужен» для правящих кругов неизбежна. Финальные аккорды произведения, которые должны были бы окончательно убедить читателя в продажности и некчемности правителей, которые, прикрываясь мнимой заботой о людях, уничтожают мир, заявляют совсем о другом. Они показывают жестокость и алчность примитивных существ, вырвавшихся «наверх» путем грабежа и насилия («мы наш, мы новый мир построим»), и , словно в зеркале, отображают их «сменщиков», противников, которых автор возносит в звание атлантов: горстки гениальных промышленников и изобретателей, кричащих о неправомочности насилия и прибегающих к насилию и разрушению. Именно эта группа гениев и обрекла на гибель все человечество, перекрыв тупую никчемность тех, кто захватил власть, своим чудовищным равнодушием ко всему живому, кроме самих себя.
Collapse )
абстракция

Снова о собачках

Этот текст я буду дополнять в зависимости от комментариев в ФБ.

Лоретта Броллинг, известный американский писатель, профессор философии, автор книги "Гормоны счастья" и других книг, разносторонне образованная личность. Лоретта изучает действие гормонов на поведение животных и людей, она является основателем Inner Mammal Institute, в рамках этого проекта обучает людей управлять своими гормональным всплесками, чтобы людям можно было на животных как можно менее походить.

"Девочки, если вы беситесь и не понимаете, что с вами, и если при этом вы вдруг вспомнили, что у вас ПМС, это не зеленый свет вашей разнузданности, а понятное вам напоминание о том, что сейчас вы не владеете собой, а так же это сигнал немедленно взять себя в руки, чтобы человек над животным внутри вас возобладал," - это не она говорила, это я говорила еще на семинарах, и участницы поражались тому, что буквально недавно искренне считали, что ПМС это вселенское разрешение устраивать ад родителям, мужу и детям, а климакс – жертвам более широкого охвата.

Collapse )
Хранитель

Написала давно, думаю так же

Интересную притчу рассказал мне сегодня мой старший сын Дмитрий Гайкалов.

Пришли ученики к одному учителю, и он им сказал: Возможно, в определенных сферах жизни вы разбираетесь намного лучше меня. Но сейчас вы пришли ко мне за моим опытом. И чтобы я мог поделиться с вами тем, что имею, перелить из своего кувшина в ваш кувшин, каждому из вас придется хотя бы немного опустить свою руку, в которой вы держите ваш кувшин. Если вы хотите держать свой кувшин на одном уровне с моим, я ничего не смогу вам дать из того богатства, которым владею.

Мне жаль, что эту чудесную притчу нельзя закрепить в ленте. Но да, я имею огромный опыт, имею однозначные результаты своих выборов и своего труда, и я пишу здесь и вообще направляю что-либо из своего вовне только для того, чтобы поделиться с вами своим опытом и знаниями. Ни одной своей книги я не написала из-за писательского зуда, но мне надо было передать знание. И во всем остальном мой подход полностью соответствует изложенному в притче: опустите ваш кувшин, если хотите, чтобы я могла перелить из своего. И, конечно, надо быть хотя бы немного в курсе моих убеждений, чтобы не приходить за тем, что однозначно не устроит. Вот некоторые из моих установок:

-Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 18

Сегодня последний фрагмент повести "Нам легко слушать небо". Эта повесть входит в состав книги "Марфа", опубликованной Питерским издательством "Геликон+". Поскольку за то, что издательство выставляет книгу в своем интернетмагазине, надо платить (как и за издание книги я платила сама), в перечне изданных произведений Геликона вы эту книгу не найдете (ибо для меня чересчур). Если вы хотите приобрести книгу "Марфа" в электронном виде, пишите в личку. За донейшен я пришлю вам пдф книги, в которой еще два произведения - "методичка" "Разбитый арбуз" и "Марфа", которою я считала повестью, но о которой говорят, что она роман о счастливой многодетной семье, ее секретах, тайнах и буднях.


Ночь одарила долгожданной прохладой. Постель моя изголовьем к окну, подушка на подоконнике. Так и сплю, будто гуляю на улице. Просыпаюсь − щеки горят, будто всю ночь по лесам бродила. А сегодня еще и ветерок легкий, не жарко, не холодно, в самый раз.
          − Хорошо-то как! Что же делать-то? Последний день. Может, кота помыть?
          − Зачем его мыть? Вон он весь в росе, утром вымытый.
          Последние дни в отпусках наших тут всегда сказочно хорошо. Словно край зачарованный все свои красоты представить на память спешит.
          − А что это к вам вчера батюшка?
          − Поговорить о жизни, поужинать.
          − Надо и нам позвать.
          − И правильно, благодати в дом.
          Птицы поднимают птенцов высоко, учат стайности. С березы в небо вся крона летит. Смотрю, только что поднялись птенцы, а уже толково строятся. Торопятся, век птичий короток.
          А когда я летала со стаей?
          Если было такое, то коротко. А посмотреть с другой стороны, так до сих пор с ней лечу.Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 17

Предыдущие записи здесь.


Наутро жара такая, что растворились запахи трав. Пахнет одним солнцем, ничто не подмешано. Но я не иду на улицу. Сижу на восьмой ступеньке, той самой, что уже пол. Смотрю на паутину в высоком углу.
          Ищу свое имя.
          На улице стук.
          − Что ты делаешь с сундуком?
          − Я его собираю. Рассыпался.
          Сундук живет в пристройке, хранит в себе ветки для растопки печи.     Видно, и сам захотел в печь, так нет, пожалуйте в строй.
          Зной. Из тени смотрю за реку. Нет Старца.
          У имен, как у одежд, есть свои истории. Мое имя – о распятии, о том, что распахнутого не скрыть. Раскиданное оно, простертое, приговоренное. Такое имя – долгий крик.  А по центру оно словно прибитое.
          Распятия, видно, тоже бывают разные.
          − А креста-то не носишь, − вчера в храме мне женщина говорит. – Что ж нет на тебе креста?
          Нет на мне креста. Во мне крест.
          Вчера вдоль дороги, смотрю, мужик молодой раздетый бежит, кровь свою перегнать старается. А чуть дальше старушка идет – в платочке, в кофточке. Кровь у нее уже и не движется, еле ползет, почти дошла. А старушка вовсе не печалится: пожила и ладно. Как кровь дойдет, так и Бог простит.
       

Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 15

Предыдущие записи здесь.

Прежде у этих дорог было другое лицо. Едешь селами, а в каждом − обезглавленный храм. И тогда щемит душу так, что хоть сам умирай.
− Почему так? Здесь Бога забыли?
− Нет, люди Бога не забывают. Потеряли его.
− А что ж не зовут?
− Так пока не поняли.
Где храм стоит посредине села, где в сторонке у кладбища. Картина раньше была одна. Снятые колокольни, сколы стен, сиротство, бессмысленность.
Меня спрашивали:
− Про это говорят «мерзость запустения»?
− Разве тут мерзость? Печаль…
− А мерзость где?
− Мне в жизни не встретилась. Только сплошь печаль человеческая.
Бабочки яркие, как детские сны, порхают над могилами. Кругом кресты, чаще из дерева, редко увидишь крест каменный.
− А в городах не так, там могилы важные, постаменты для памяти.
− Не для памяти, нет. Не так.
− Как же?
Качаются, клонятся к оградам золотые шары и лиловый дельфиниум. А вот тут цветы обновленные, однолетние. Куда ни посмотришь, везде следы рук, тут и там позаботились.
− Это чтоб память закрыть, как книгу прочитанную. Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 14

Предыдущие записи здесь.

Ночью минувшей на небе ни звезды не нашлось, все тучи съели. А поутру солнце палит, и роса ранняя втянулась скоро. Вышли на улицу – сухая трава! У соседского дома свинья под забором валяется да о колья почесывается. Огромная, пятнистая свинья.
Глядь, облака, и те разлеглись окатисто. То ли ветер подует, то ли тучные подушки разбросали свои перья, вот они никак и не долетят до пристанища. Потерялись пушинки, как птицы построились – дом искать.
За дальним забором – дикие цветы по всему полю. Поднялись на глазах, расцвели малиновым цветом, колючками раздались. Смотришь, удался наряд репейника, но не возьмешь в руки, не принесешь в дом – шипы.
Если идти по тропинке, услышишь, что поле гудит. Присмотришься – шмели: крупные, утробистые.
− А раньше, помню, все пчелы летали. Теперь почему-то их нет.
− Так пасек не стало, который год пустуют места. Тогда же и кур перевели, от пчелок, вишь, отказались, хоть и разбирали мед в три отжима.
− Почему так?
− А руки опустились, устал народ. Вот, помедлил немного лет, передохнул. В иных местах с земли урожай не всяк год берут, утомляется плодоносить земля. Как тут не замориться людям? Теперь, смотри, и стада крупней, и вон за тем поворотом в деревне первая пасека. Там и шмели, и пчелы. Но шмелей уже меньше.
Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 13

Предыдущие записи здесь.

Говорят, в этих краях жил вор, и был он ловким. Однако поначалу неброским. Где появится, что ни то пропадет, а не уловишь. И так ходили, и эдак смотрели, любой догадался, но вора не взять – не обыщешь, а на глаза не попалось ничто. Да и лень.
Он богател сначала немного, а после стал всяко свой дом украшать. До того дошел, козе колокольчик повесил на шею – из золота.
Где краденое хранил вор, куда сбывал – про то не знал никто. Но только у кого что исчезнет, так вскоре у вора новый набалдашник на заборе, и вот вся изгородь, как у разбойников головами людскими, разными трофеями блестит.
Вор ходил по селу – никому не друг, щеки дул, голова поверху. Но нет-нет возьмет да подвезет кого в своей телеге – хоть сзади, хоть сбоку. Или денег в долг даст. А то и подарит что, скажет: «бери, бери», а потом туда-сюда головой крутит, смотрит: заметили? Видел кто?
Думали было мужики его побить или подколоть – мол, наше нам отдает, а будто личным жалует. Но бабы остановили, сказали: «Проходил деревней Старец, спросили. Колоть не велел. Все же вор-то с людьми делится. Да и драки ваши вечные. Сказал, сам сдуется. Вот и посмотрим, каков будет про то Божий-то указ».
Так и жил вор, что ни шаг, набирался. Пышнел. Про любой горох говорил: «Эх, как дорого!», любимое у него было слово. По вечерам выходил вор из дома и смотрел в небо. «Как ярко блестят мои звезды!» − говорил он и улыбался своей козе, а люди шли мимо. Ждали молча, что Бог скажет.
Как-то раз уже поседевший вор решил послушать, как его похвалят люди. Он-то ли не богат? Он-то ли не добр, раз богат? Он ли не умен, раз добр? Он-то ли не красив, раз умен?
И позвал вор к себе всех, у кого воровал.Collapse )