Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Сима

Пролетали коты

Кот, отдыхающий на спине, распластанный и расслабленный, это ли не привычная картина. Оказалось, даже слишком привычная, совсем не то, на что в сухом настроении внимание обращаешь. Лиза в этот раз и не обратила, поэтому удивилась, заметив, как что–то грохнулось о землю и, взлетев вверх от удара, укрепилось на ветке высокого дерева напротив окон и, к тому же, уставилось на нее.
– Это еще что? – спросила Лиза Неведомо Кого. Тот ответил вопросом на вопрос:
– А ты не видела?

Когда ее саму переспрашивали о чем–то, Лиза, опознав привычку, советовала "отмотать ленту назад". Так и говорила:
– Назад отмотай? Почему я каждый раз должна повторять снова?
Поскольку говорила она это игриво, местные на нее не обижались, честно "отматывали" и почти всегда могли воспроизвести только что сказанное. Теперь Лиза сама "отмотала" свою ленту воспоминаний.
Несколько кадров назад, и вот перед ней в позах безвольных и распластанных летят с неба коты. Не пучком, а время от времени, с промежутками. Каждого пролетающего кота можно рассмотреть в полете до шерстины, но вот потом, когда они приземляются... Тут уже гадай. То ли отправляются куда–то путешествовать, то ли... Лиза напряглась, и по телу ее прошли волны. Ага, есть! Подлетая к земле, коты исчезали из виду, что–то, невидимое для ракурса Лизы делали, а потом снова взлетали вверх, пребывая в безопасности. Смысл этих полетов не угадывался, но можно было предположить, что разворот имел некую функцию, может быть даже не одну. Коты явно прилетали зачем–то, и существенное для каждого кота оказывалось в том отрезке времени, когда он пребывал внизу. Кот отправлялся наверх, что–то произведя. Вероятнее всего, то, зачем прилетал.
Collapse )
чудо

Собака

Если сказать заводчикам собак, что чья-то собака выходила замуж, они непременно поправят, что собаку возили на случку. Это так же, как если сказать урологу что-нибудь про "сходить пи-пи". Уролог поморщится и тоже поправит: сходить помочиться. Честно, никогда не понимала, почему последнее так называется, а первое довольно странное слово, реально случайное, поэтому скажу все же, что подруга, назовем ее Катя, возила свою собаку выходить замуж. Дважды. Удачно. С присутствием кинолога, который вручную этот успех и обеспечил. Собака первый раз боялась, второй раз кокетничала, и третий раз не понадобился. Катя была в шоке от цинизма, с которым производилась "свадьба", но дело было сделано, и она принялась ждать щенков.

Collapse )
абстракция

Снова о собачках

Этот текст я буду дополнять в зависимости от комментариев в ФБ.

Лоретта Броллинг, известный американский писатель, профессор философии, автор книги "Гормоны счастья" и других книг, разносторонне образованная личность. Лоретта изучает действие гормонов на поведение животных и людей, она является основателем Inner Mammal Institute, в рамках этого проекта обучает людей управлять своими гормональным всплесками, чтобы людям можно было на животных как можно менее походить.

"Девочки, если вы беситесь и не понимаете, что с вами, и если при этом вы вдруг вспомнили, что у вас ПМС, это не зеленый свет вашей разнузданности, а понятное вам напоминание о том, что сейчас вы не владеете собой, а так же это сигнал немедленно взять себя в руки, чтобы человек над животным внутри вас возобладал," - это не она говорила, это я говорила еще на семинарах, и участницы поражались тому, что буквально недавно искренне считали, что ПМС это вселенское разрешение устраивать ад родителям, мужу и детям, а климакс – жертвам более широкого охвата.

Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 18

Сегодня последний фрагмент повести "Нам легко слушать небо". Эта повесть входит в состав книги "Марфа", опубликованной Питерским издательством "Геликон+". Поскольку за то, что издательство выставляет книгу в своем интернетмагазине, надо платить (как и за издание книги я платила сама), в перечне изданных произведений Геликона вы эту книгу не найдете (ибо для меня чересчур). Если вы хотите приобрести книгу "Марфа" в электронном виде, пишите в личку. За донейшен я пришлю вам пдф книги, в которой еще два произведения - "методичка" "Разбитый арбуз" и "Марфа", которою я считала повестью, но о которой говорят, что она роман о счастливой многодетной семье, ее секретах, тайнах и буднях.


Ночь одарила долгожданной прохладой. Постель моя изголовьем к окну, подушка на подоконнике. Так и сплю, будто гуляю на улице. Просыпаюсь − щеки горят, будто всю ночь по лесам бродила. А сегодня еще и ветерок легкий, не жарко, не холодно, в самый раз.
          − Хорошо-то как! Что же делать-то? Последний день. Может, кота помыть?
          − Зачем его мыть? Вон он весь в росе, утром вымытый.
          Последние дни в отпусках наших тут всегда сказочно хорошо. Словно край зачарованный все свои красоты представить на память спешит.
          − А что это к вам вчера батюшка?
          − Поговорить о жизни, поужинать.
          − Надо и нам позвать.
          − И правильно, благодати в дом.
          Птицы поднимают птенцов высоко, учат стайности. С березы в небо вся крона летит. Смотрю, только что поднялись птенцы, а уже толково строятся. Торопятся, век птичий короток.
          А когда я летала со стаей?
          Если было такое, то коротко. А посмотреть с другой стороны, так до сих пор с ней лечу.Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 15

Предыдущие записи здесь.

Прежде у этих дорог было другое лицо. Едешь селами, а в каждом − обезглавленный храм. И тогда щемит душу так, что хоть сам умирай.
− Почему так? Здесь Бога забыли?
− Нет, люди Бога не забывают. Потеряли его.
− А что ж не зовут?
− Так пока не поняли.
Где храм стоит посредине села, где в сторонке у кладбища. Картина раньше была одна. Снятые колокольни, сколы стен, сиротство, бессмысленность.
Меня спрашивали:
− Про это говорят «мерзость запустения»?
− Разве тут мерзость? Печаль…
− А мерзость где?
− Мне в жизни не встретилась. Только сплошь печаль человеческая.
Бабочки яркие, как детские сны, порхают над могилами. Кругом кресты, чаще из дерева, редко увидишь крест каменный.
− А в городах не так, там могилы важные, постаменты для памяти.
− Не для памяти, нет. Не так.
− Как же?
Качаются, клонятся к оградам золотые шары и лиловый дельфиниум. А вот тут цветы обновленные, однолетние. Куда ни посмотришь, везде следы рук, тут и там позаботились.
− Это чтоб память закрыть, как книгу прочитанную. Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 15

Предыдущие записи здесь.

Маленький город неподалеку празднует свой день. Вот где Россия спешит показать свою удаль! Мы с гостями, нас снова много, и все молодежь. Не пойти ли на праздник?
А там гармонь не гармонь, сарафаны один другого краше. Ладно молодые, даже мы плясать, даром что возраст.
Вдруг ливень. Что за невозможное лето! Град летит отвесно, молотит, подскакивает, а в небе солнце, значит, можно под дерево, раз не гроза.
Жмется к животу теплом своим чей-то ребенок, так, что живот горит. Встаю покрепче, сутулюсь, как крышей закрываю спиной. Пять минут ливня, а мы насквозь, и снова музыка, песни, пляски. Вон там по луже топчет ногой, выдает «камаринского» мужик.
− Тебя зовут-то как?
Смотрит на меня снизу, улыбается. Называет мое имя.
Вот, думаю, прижмешь дитя пришлое, животу и тепло.
Девочка отстает, поднимает голову, глаза синего синей.
− Спасибо, я из-за вас не вымокла!
И по мокрой траве к отцу. Бежит, а брызги и комья земли из-под ног на голову.
− Почему тут так хорошо, так по-родному? А в больших городах хоть и пляшут, а все не так.
− Потому что тут нет никого случайного. Или жители местные, или как мы, знают, куда приехали.
Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 14

Предыдущие записи здесь.

Ночью минувшей на небе ни звезды не нашлось, все тучи съели. А поутру солнце палит, и роса ранняя втянулась скоро. Вышли на улицу – сухая трава! У соседского дома свинья под забором валяется да о колья почесывается. Огромная, пятнистая свинья.
Глядь, облака, и те разлеглись окатисто. То ли ветер подует, то ли тучные подушки разбросали свои перья, вот они никак и не долетят до пристанища. Потерялись пушинки, как птицы построились – дом искать.
За дальним забором – дикие цветы по всему полю. Поднялись на глазах, расцвели малиновым цветом, колючками раздались. Смотришь, удался наряд репейника, но не возьмешь в руки, не принесешь в дом – шипы.
Если идти по тропинке, услышишь, что поле гудит. Присмотришься – шмели: крупные, утробистые.
− А раньше, помню, все пчелы летали. Теперь почему-то их нет.
− Так пасек не стало, который год пустуют места. Тогда же и кур перевели, от пчелок, вишь, отказались, хоть и разбирали мед в три отжима.
− Почему так?
− А руки опустились, устал народ. Вот, помедлил немного лет, передохнул. В иных местах с земли урожай не всяк год берут, утомляется плодоносить земля. Как тут не замориться людям? Теперь, смотри, и стада крупней, и вон за тем поворотом в деревне первая пасека. Там и шмели, и пчелы. Но шмелей уже меньше.
Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 12

Предыдущие записи здесь.

Кот упорно стремится к выгребной яме. Но мы начеку. Поднимаем его и, несмотря на протесты растопыренных лап, несем прочь. Делает вид, что забыл, участок обходит и снова туда – к запретному.
− Смотри, какой у него взгляд! Как будто хочет сказать: «Это еще что за фикус у меня на дороге?»
− Какой же ты фикус? – смеясь, мужа спрашиваю. – Ты ему ангел-хранитель.
Выгребная яма в дальнем углу участка, вокруг нее трава стоит по пояс, специально не выкошена. Кот считает ее забором и ходит вдоль, тропинку ищет. И вдруг прыжок – и он в зарослях травы. Еще шаг − и окажется рядом с целью.
Тут и муж совершает прыжок. Полегла трава от его вторжения. И вот уже орущий любимец изымается из зарослей за шкирку.
Думаю: когда мне препятствовали некие силы, а я упорно стремилась к цели?
Вспоминать не надо.
А когда, обведя вокруг пальца своего Ангела-Хранителя, я все-таки оказывалась в выгребной яме?
Что говорить…
− На будущий год забором обнеси? – скорее спрашиваю, чем советую, и муж кивает.
− Уже тоже об этом думал.
Вдруг вижу такое, чего на картинках полно, а в жизни ни разу не встречала. Еж тащит на спине засохший сырник, отправленный утром на помойку – в стог сена.
− Держи кота, − шепчу, − дай полюбоваться, а то сейчас опять начнут друг на друга фыркать. Такой гордый еж!
И думаю: а я когда несла домой чье-то ненужное и удаче радовалась?
Старый разлапистый куст черноплодной рябины крайними ветками лежит на земле. Решили облагородить, срубили те ветви, что полегли. Глядь − а внутри гнездо! Теперь муж вокруг куста частокол городит, вон, руки занозил, и все для того, чтоб кот не влез, чтоб не нарушил птичье счастье.
Когда я ломала, а потом не знала, как выстроить?
Ну, тут и думать нечего.

Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 11

Предыдущие записи здесь.

Понабежали белки. Может, в лесу пожар? Но нет, не видно дыма, да и не пахнет. Белок в этих местах не заметно, разве что ближе к лесу, в ельнике, нет-нет да пробежит рыже-серая, метнет ореховой скорлупой, защелкает, как клест. Посмотришь снизу, а она косит глазом. Так и кажется, что смеется.
− Да убери ты ружье, совсем спятил? Нече делать, по белкам палить? Пойди, вон, траву собери, опять вымокнет вся. Будет дождь.
Белки тучей, странное дело. И правда, все вышли, стоят, смотрят. Что за диво? Может, у них какой праздник?
И вдруг сороки, стаей. Погнали белок! Кружат над ними, а те по веткам деру.
− И с чего-то это он вдруг стрелять надумал?
− Так поразмяться.
− А то, вишь, залежался…
− Да он с роду несмирен, раз вылез под голодным небом.
Белки донеслись до дальней сосны, а там поляна. Развернулись и обратно, сейчас опять будут тут. Чудеса!
− Это как же так, под голодным?
− Так стихи он пишет. С малолетства. А как напишет, сразу ищет, кому читать. Вечно пишет и вечно ищет. Голодный по людям всегда, значит, так на роду написано, значит, небо голодное было, когда мать родила.
− И кто такое придумал?
− Так он и придумал. В стихах сказал. Только мне не упомнить, как там оно.
− А белки-то, белки, глянь, по земле бегут! И сороки их гонят! Кино…
− Может, играют?
− Диво! Не упомнить таких-то игр.
− А кто не пишет стихов, тот под каким небом?
− Все одно под голодным.
− Почему так?
Махнули крылом сороки и к берегам. Там кричат чайки, роняют рыбу. Может, какая рыбина долетит до земли − чем сорокам не праздник? Белки растерялись и подались прочь.
− Так человеку на земле всегда голод.
Collapse )
Небо

Нам легко слушать небо - 8

Предыдущие записи здесь.

Пройтись под долгожданным солнцем, подпечь раскрытые плечи, полюбоваться на бескрайность полей, на стада коров и кучку овец, то и дело сгоняемых пастухом. Разбредаются коровы, устали от единства друг с другом, другого подобия ищут. Но хлыст разрезает воздух, и коровы снова бегут, как лучи стремятся к центру круга – к быку.
Теперь пасущийся бык в этих краях редкость. Случалось, что им приходилось померяться силами с пастухом, подергать судьбу за мантию: кто тут главный? Не обошлось тогда и без неприятностей, всякое было. Случались и беды.
− Три года-то назад бык пастуха до смерти об забор закатал. А уж нового-то искали, искали…
Того быка уже нет, над ним учинили расправу, а новые с тех пор своего стойла не покидают. Разве что выпускают их поразмяться в металлом обитый двор. А в поле – только если какой-то особенно ленив.
Последний бык огромен и равнодушен к сущему. Даже воздух, расколотый, словно кринка, ударом хлыста, не заставит его шею дрогнуть. То ли дело коровы. Подбрасывая задние ноги, подобно лошадям, они каждый раз от хлыста очнутся и с ревом бегут обратно, чтобы, дождавшись тишины, снова опробовать отдельность.
Издалека стадо напоминает калейдоскоп. Пятнистые бока коров то и дело создают новый орнамент на ярко-зеленой траве. Пастух гонит стадо к реке, там он сможет отдохнуть, пока, врывая копыта в мягкое дно, животные будут пить. Овцы держатся поодаль, они даже пьют из ручья, а к большой воде ни-ни.
Но вдруг – йо-хо! – несется конный всадник, держит спину ровно, подпрыгивает в седле. И тут же стадо врассыпную, только бык неподвижен, а пастух с досадой вслед наезднику хлыстом – раз, два! Но короток хлыст.
− Ишь, − слышу я, – этот все не уймется. Коней решил развести, обогатиться конями. Так вот нет, украли и кобылу, и жеребенка.
− Почему тут так?
− А где не так? У вас в городах?
Собирает пастух свое стадо, загоняет в реку и, бросив накидку на траву, ложится, смотрит в небо. Овцы рядом.

Collapse )