Category: дети

пешеход

"Бей его, бей" - когда это себя изживет

Каждому ли мальчику нужно сказать, чтобы он дрался, если к нему задираются другие?
Сейчас это звучит повально, впрочем, не так. Правильнее сказать, что это звучало всегда: если к нему "лезут", он должен дать сдачи. Так говорят мужчины, причем и конечно те, кто и сам в своем детстве умел дать сдачи. Кто не умел... Не замечала, чтобы советовали драться те, кто в собственном детстве драк избегал (это, пожалуй, единственное родительское неумение, которое не рождает право этому учить, да и то - у мужчин. Остальному, хоть и не умели, родители учат.) Так говорят женщины, и это тоже понятно: вековой поиск здорового самца настоящего мужчины заставляет их прибегать к вековому же маркеру: умеешь кулаками показать, кто в доме хозяин, ты - настоящий. А не умеешь мамонта завалить, нет, никуда ты не годный, и я либо сама от тебя рожать не стану, либо дочь свою тебе не отдам. И дальше следует умопомрачительное: "Не сможешь защитить, если что". И кулачный маркер становится фактором отбора среди множества прочих факторов, как то талант, трудолюбие, способность мыслить гибко, или просто миролюбивость, наличие склонностей, любые драки исключающих, а так же тот, что предполагаемого "случая" в жизни может никогда не наступить.

Collapse )
свет

Рецензия на Марфу

Рецензия новая небольшая, она, как мне кажется, в книгу не заманивает, но я ее размещаю, т.к. собираю все, что о моих книгах пишут. Комментарии закрою, потому что - что тут обсуждать. Книга эта нигде не выставлена, я же выкупаю ее в издательстве "Геликон+". Может быть, ее там можно заказать, а может и нет. Десять лет гназад, когда вышла моя первая книга, я испытывала такой зуд, интерес к тому, чтобы книги мои покупали. А теперь этого нет. Я спокойна, как сытый удав.

"Не отлетать.

Сложно писать рецензию на книгу, если знаком с автором произведения лично. Тут порой нужно подбирать слова столь же тщательно, как если бы сам над романом трудился. Автора «Марфы» я знаю давно, хотя всё больше издалека, встречались мы всего пару раз, но разве километрами, а не мыслями исчисляется расстояние между людьми? Анна Ильинична Гайкалова стала для меня родной за время нашего знакомства. Больше — наставником. Поэтому к её книгам я отношусь особо, и, благодаря её таланту, мне не нужно трепетать над тем, как выразить впечатление от прочитанного, потому что «Марфа» бесспорно хороша. Состоит книга из трёх повестей, связанных общей темой воспитания и взросления, ведь взрослеем мы все, от мала до велика, только кто-то в час по чайной ложке, да так до старости и не вычерпывает своей чаши, а кто-то — глотает жадно и с каждым глотком растёт. Итак, три повести: — «Нам легко слушать небо», — «Разбитый арбуз», — «Марфа». Ближе всего мне именно третья повесть, «Марфа». Это рассказы о жизни многодетной семьи, где все на своих местах: отец-сказочник, мать-хозяйка, дети-непоседы. Тут всё звучит согласно: и слова, и поступки, и выражения лиц — всё воспитывает, рисует жизнь и правду. Collapse )
делатель

Когда семинар выходит из берегов

Если в ЖЖ остались родители каких-нибдуь  еще не взрослых детей, то им может быть такое интересно, потому что это не планируется и не репетируется, но когда оно случается, я регламента не придерживаюсь. Надо сказать, что случается такое постоянно, именно поэтому один семинар не похож на другой с тем же самым названием.

Если ребенок не может дать отпор обидчику в школе, то что делать маме ребенка? Как комментировать события, когда они в неданем прошлом?
Если все решили всем классом совершить "общее дело", а дело с душком, решили и совершили - родителю как быть? Если в лагере все были против одного, то что говорить маме этому "одному, когда он из лагеря вернулся и обо всем маме рассказал?
Для тех, кто не заходит ко мне на сайт, под катом 20 минут живого общения на семинаре, а если войти в плейлист "Целый-невредимый, то можно посмотреть и другие короткие видео.

Collapse )
абстракция

Два поста из ФБ

Про вынужденные меры

Было много причин тому, что я, с любовью и нежностью относясь к сигаретам (моя прелесть))), бросила курить. И поводов была масса - то один, то другой. Основной же причиной лично для меня оказалось создание некомфортных условий для курильщиков в Москве. И, конечно, я считала, что это варварство - не дать мне любимой покурить в кафе, ресторане, и да, на остановке, но находиться в положении гонимой жучки тоже не хотелось. Когда я поняла, что в родном городе у меня не осталось места, где я могу, не расставаясь с сигаретой, чувствовать себя человеком, я отказалась от сигарет. Все-таки, ощущать и проявлять свою свободу оказалось весомее. Вот так под насильственным давлением я избавилась от пагубной привычки и может быть продлила себе жизнь (что не факт, но об этом в другой раз).

Collapse )
крылья-облака

Исполнение

В конце апреля прошлого года в Израиле я молила Бога о детях. У Стены Плача я не плакала впервые, а просто растворялась в ней, сливалась с нею, утрачивая границы тела и теряя ощущение камня. Я не знала, сколько прошло времени в тот раз, но все передавала Ему сокровенное, такое выстраданное, такое, только Ему возможное. Помню, в какой-то момент из глубин Стены к моим закрытым глазам стало вдруг приближаться что-то, что я рассмотрела сквозь веки и оторопела, перестала дышать. То была реальность, я знала, то был Он, и Он меня слышал. Потрясенная, я прервала излияния, умолкла. Мне не хотелось уходить, но я сказала все, что собиралась. Без записок, я перестала закладывать их в пазы Стены. В эти пазы я вливала свою душу, и она оставалась там, недподвластная вытеснению ни людьми, ни природой ветров.
Collapse )
делатель

Реальность

Этот пост - мне для памяти. В ДД № 19 я вела клуб "Оберег" и там проводила уникальное мероприятие "Общая реальность". Сейчас уже на другой платформе я мечтаю это возродить, но пока, чтобы не утратить, хотя бы немного фоток помещаю сюда. Их было великое множество, фотографий с прекрасными детскими лицами. Когда я уволилась, администрация ДД не перевела их в архив, а просто уничтожила.

Хотелось бы мне фотографии разместить в ряд,но я не знаю, как это сделать. Поэтому пока пусть будут длинной узкой полоской. Лицам это не вовред, точно. А если кто подскажет, как украсивить пост, тому спасибо)



Collapse )

Не о завтрашнем дне

 Посты  из ФБ я обычно размещаю тут, закрывая комментарии, потому что собираю свои беседы в одном месте. Но в этот раз я особенных бесед не предполагаю, очень уж тема специфична. Да и пост полностью не повторен, вернее - в ФБ он куда короче.

Сейчас я отрабатываю грант со своей программой, и я впервые имею возможность видеть, как она работает именно в качестве некоей школы, последовательного цикла ступеней, как и задумывала ее, но прежде давать в таком виде не могла. На Колпачном у нас был такой милый, такой удобный проходной двор. Там было хорошо, тепло и уютно, но там не было возможности как-то влиять на визитеров, люди ходили как хотели. И не ходили тоже. Конечно, почти всегда были такие, о которых я могла сказать, что нам с ними повезло. Это постоянные посетители семинаров. Они и получали связи, а остальным настоящие секреты не открывались. А сейчас я вижу, как раз за разом срываются завесы с вечного "почему все так", как проясняются глаза, как люди словно находят себя, потерявшихся в тумане социальных штампов и рекомендаций специалистов, не отвечающих ни за что. Последнее - беда нашего времени. Работу с первым потоком я буду заканчивать в апреле, окончание работы со вторым потоком может подпортить лето, и это я понимаю. Но впервые я получаю такое удовлетворение от своего труда - за все эти годы, пока существует мой курс. Но сказать я хотела другое.

Collapse )

Сима

Гурзуф

Стены в квартире моего отца были увешаны картинами. Все подаренные ему кем-то, ни одной случайной. О каждой отец мог что-то рассказать. Он и рассказывал, а я слушала. Думала о том, что не повесила бы эти картины у себя. Разве что одну, которая висела напротив кровати отца. Она привлекала меня светом, теплом и ощущением воздуха. Я не смотрела на эту картину особенно долго, да и высоко она располагалась, можно было видеть только издалека.

Однажды что-то нарушилось в том, как отец воспринимал реальность. Я думаю, изменения спровоцировало лекарство, назначенное неврологом, но папа долго спал, а когда проснулся, оказалось, что реальность для него распалась. Он открыл глаза, смотрел по сторонам, но не мог понять, что происходит. Я была рядом, перепуганная, держала его за руку, уговаривала. Потихоньку он стал возвращаться, но сил у него было совсем мало.
Я рассказывала об этом. Еще в войну семья отца, его бабушки, в честь которой назвали меня (хоть она Анной и не была), жили на Колпачном, дом стоял в том же дворе, куда спустя много лет пришла в детский дом работать я. И вот папа, как за соломинку, хватался за прошлое и за настоящее. Он собирал осколки. Несмотря на то, что ему было трудно, лицо его свтилось в тот день, он был каким-то особенным, я бы сказала - восторженным.
- Угловая квартира на Колпачном, - говорил он и как будто смотрел в никуда, но потом вдруг взгляд его останавливался на картине напротив. - Гурзуф! - отец радовался, а я приговаривала: "Да, да" и гладила его руки. - Аня, Анина рука, - говорил он и начинал сначала, назвав еще пару предметов. Я видела, как он слабел, но успокаивался понемногу, и вот наконец, перебрав снова все, что опознал, и сжимая мою руку, мой отец уснул. Он спал очень долго, а когда проснулся, прежним уже не был, что-то сломалось у него внутри. И для меня те его слова остались последними, сказанными при мне, обо мне и для меня.
После всего я не взяла ни одной картины оттуда, хотя наверное были среди них и хорошие. И только Гурзуф попросила снять со стены, привезла домой, заказала новую рамку. И вот вчера муж повесил картину на стену напротив моей постели. Теперь напротив моей.
Collapse )
абстракция

Плохая наследственность

Я говорю со своими учениками о генетике. Кровные родители не могут быть предметом осуждения, потому что они подарили жизнь, но они не могут быть и предметом подражания, потому что они же во многих случаях чуть эту жизнь не загубили, живя без учета других, в том числе и детей. Поэтому я против книги жизни. Там, на заре многих событий, ничего, похожего на жизнь, не было, а было вместо этого сплошное уродство и пограничие, из которого многие слава Богу что спаслись.
И все-таки, кровные родители, которые ничего, кроме самой жизни, детям путного не оставили, не должны предаваться забвению. Они нужны для того, чтобы осмысливать, из чего сложились, вернее, из чего сломались их судьбы. Необходимо понимать, чтобы не вляпаться в свой собственный слом, что в их характерах сделало победу невозможной для них. С чем надо считаться, что учитывать, чему противостоять - все это куда проще понимать, если знаешь хоть что-то о характере своих матерей и отцов, а если не знаешь, надо тем тщательнее наблюдать за собой.
Collapse )
пешеход

Долг детей перед родителями, родители-монстры и прочее

В ФБ поступила просьба раскрыть тему. А тема не просто широкая, тема во все стороны. Хорошо на такую тему говорить вслух, но напишу.

Прежде всего и на мой взгляд, тут безусловного мало. Очень сильно зависит то, что ребенок должен, от того, что из себя родитель представляет. Вообще, любые должествования между двумя сторонами всегда зависят от двух сторон. Но как именно зависят и как это сопрягается с Заповедями (вопрос частый, поэтому упоминаю), конечно, рассмотреть надо.

С двух сторон бытия - в рождении и в смерти - обязанность детей и родителей по отношению друг ко другу безусловна. Периоды "детство-детство" и "старость-старость" должны взаимно обеспечиваться, каким бы ни был ребенок или старик. Понятно, что я в первом случае я имею в виду ситуации, когда люди отказываются от детей по любому поводу из возможных. Это нарушение законов человечности, как, в моем понимании, таким нарушением является отказ взрослого ребенка ухаживать за беспомощным родителем в его старости или болезни, каким бы ни был мотив отказа.
Collapse )