anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

Ода жиринке или как я умею ругаться

Сегодня выяснила, что прямо под нашим балконом морг. Это мне с величайшим упреком в голосе после того, как я все-таки исхитрилась и забросила половину белого куска хлеба в фрамугу славному моему голубочку, поведали мои соседки-бабушки. Ничего мол нет удивительного, что тут столько птиц, если ровно минус  четыре этажа к земле души только и делают, что отлетают.

Вопроса «почему я сама ни разу не заметила ни одной похоронной процессии» я себе задавать не стала. Иногда замечу что-то, что никому не видно, а иногда просто мимо сенсации прусь, если не сказать «сквозь нее» и не реагирую.  Но поскольку мне русским языком было сказано: «Морг», а рука сиделки мой соседки возлегла в этот миг на мою крутящуюся (где? Где?) голову и с легким поворотом придавила  вниз: «Да вон зеленая крыша прямо под нами!», то ничего мне не оставалось, как выпялиться, благо, было на что.

 

Автобус тоже серо-зеленый, стоял за каким-то ангаром неопределенного назначения, я приставать к соседкам не стала, а вдруг что-то знают и совсем расстроятся, ведь все как на подбор операции в понедельник ждут! Стала просто рассматривать. Народ приходил разрозненный, парами и поодиночке, цвет одежды в основном серый, не кучковались, так и держались обособленно. Человек пятнадцать в поле зрения. Затем они, вероятно получив сигнал, обтекли серый ангар, в той же последовательности возникли с другой стороны, но уже  с гробом в руках, как-то невероятно нелепо запихнулись в автобус и уехали без эскорта.

Тут же началось действо номер два. У этих похорон наверняка было много сопровождающих машин, но где они остановились, осталось неизвестным. Тут люди были одеты в черное с яркими тонами, причем сверху было очень заметно, насколько яркие преобладали. Народу собралось много, толпа оживлена, мигрирует, а само время сверху течет по-мультяшному, как будто подсматриваешь в другое измерение.  Мы на пятом этаже, а площадка, естественно, на уровне первого, так вот сверху создавалась какое-то нереальное по доподлинности ощущение, что там, внизу, скорби нет, что там скорее весело, и в общем жизнь шла-шла своим чередом да очень неплохое коленце вдруг вытворила. Обход ангара  прошел пристойно, вообще это все только мои ощущения, никаких фактов, гроб в машину погрузили бережно. Гроб, кстати, малиновый и широкий, но не из тех, что двудверные, просто такие, я слышала раньше, называются «полуторками», их изготавливают для простых смертных с хорошим аппетитом или плохим обменом веществ.

И были еще третьи похороны, но те просто молниеносны. Сверху всего человека три-четыре, женщины ни одной, зато два роллера. Они вроде так и не спешились, совершая рейд вокруг ангара. Я даже не заметила, кто именно гроб в машину метнул. Раз – и пустой двор. Следующая серия завтра.

Но я в связи с этим вот что хочу тебе сказать, дорогая моя непокорная жиринка. По большей части люди рождаются своим родителям на радость, давай не будем трогать тему всякого болота общества, куда, как известно, засасывает порой не только персонажей  заведомо отрицательных. А потом идут их пути-дороги по-разному, и по-разному заканчиваются. Некоторые похороны сверху похожи на танец цветов, не живых, причем, а драпированных, как сегодня, некоторые вполне могли бы засняться в кадрах для фильма «Вий», некоторые унылы и разрозненны, и это только то, что я видела сейчас.  Будет завтра что-то новое, еще расскажу.  Не в этом дело. Мне кажется, главное все-таки, что конкретно после тебя осталось, что ты смогла сделать такого, чтобы стало на земле чуть светлее, чуть радостнее, чуть надежнее, чуть просветнее. Поэтому, дорогая моя, возомнившая себя пупом земли жиринка, не думай, что если ты одна препятствуешь заживлению целого шва, то тянешь на что-то неординарное. Нет, ты обычная неудачница, не тебе замахиваться на геростратову славу,  и для шва ты не опасна. Ты заурядное явление, ощущающее себя победителем только если топишь кого-то другого ( ну что, не смог ваш чудо-врач наложить безупречного шва?), ты счастлива, только если внимание обращено на тебя одну, ты бельмо, торчащее в глазу того, кто призван воспевать красоту, ты клерк-пачкун, исполненный зависти к Мастеру, ты доносчик, стукач, натасканный на чужой школе и решивший, что эта школа придумана тобой. Ты, дорогая моя жиринка, могла бы стать частью единого целого, мелодией триумфа, мотивом восхождения, лестницей устремления, ростком огромного дерева жизни, но тебя задушила зависть и трусость. Слиться с огромным и раствориться в нем – может быть это и вовсе значит не быть? Да и стоило ли быть ради этого? А вот нарушить большое, очернить светлое, развенчать венценосное…

Старо как мир, а уж как пахнет, просто как в нашей доброй клизменной. Вот тебе моя «ода», жиринка. Ничего не значащее и не способное существовать, не пожирая кого-то, не вытягивая из него жизненные соки, не порабощая, не парализуя, не подозревая и не очерняя, раздутое от спеси и каждую минуту проживающее последний миг своего бесславного существования, безрадостное и самолгущее заблуждение жизненных троп. Ты – тупик. И тебе остается только истаять, засохнуть и обернуться ничем, тем самым ничем, которым,  собственно, с первого дня своего существования ты и являешься.

Так что получи, ржавая козья ножка, свой приговор. Ибо тебя нет больше. Ты свое отжила.

 

Tags: больничный дневник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments