Анна Ильинична (anna_gaikalova) wrote,
Анна Ильинична
anna_gaikalova

Categories:

ЗАМЫСЕЛ И САМОРЕКЛАМА


          - Я прочла роман "День девятый" и была потрясена. Как много ответов на мои вопросы! Такое ощущение, что вы  писали специально для меня. Скажите, неужели это все вымысел, или в роман вошли какие-то конкретные события, люди? Как вообще родился замысел романа?   И еще один вопрос: как вы относитесь к  саморекламе? Вас в ней не обвиняли?

            Замысел романа.

            В какой-то момент жизни я поняла,  что держу в руках удивительную историю, о которой просто необходимо рассказать людям, чтобы люди знали, что такое бывает на свете, что это возможно, реально – для нас, простых  смертных.  Но за этой  историей, которая стала книгой, и на страницах которой  теперь читатели находят себя, стояли живые люди, со своими судьбами, со своим прошлым и с неведомым будущим, на которое книга могла повлиять. Нет, наверно я все-таки не имею на это права, - решила я и рукопись уничтожила.

            Сменились сезоны, что-то произошло, кто-то повзрослел, кто-то родился, кто-то ушел навсегда. Словно для самой себя я начала писать снова,  этот процесс меня захватил, иногда казалось, даже вышел из-под контроля, книга теперь как будто писалась сама и диктовала мне свои правила. Когда она была завершена, я отдала ее людям,  причастным к  сюжету, и попросила прочесть: «Если вы решите, что эта история должна прийти к людям, я отнесу книгу в издательство. Но если кто-то из вас к этому не готов, я оставлю ее в рукописи, она никуда не пойдет дальше вас».

            Вскоре рукопись ко мне вернулась. «Отдавай, пусть знают », - сказали мне все. Я отнесла рукопись в издательство.  Через некоторое время  книга появилась на свет, и возникли вопросы, на которые, как выяснилось, я сначала отвечать была не готова, об этом я уже на этих страницах упоминала.  Но количество вопросов росло,  и вскоре я поняла, что не отвечать на них неправильно, сюжет книги таков, что «скромно помалкивать» или «напускать туману» в данном случае означало бы разочаровать тех, кто мне, как автору, поверил. Принимая отзывы, я также согласилась, что, независимо от продвижения романа, я сама должна вступить в диалог с читателями. Просто потому, что в моем понимании это честно.

            «Нет более жалкого зрелища, чем писатель, который объясняет свое произведение»,- сказал мне как-то один известный  романист. Я не стала спорить,  в его реальности это так,  в моей иначе. «Никому ничего не объясняй», «не оправдывайся», - это разве не общепринятые пункты из пособия по тому, как выглядеть современным, гордым и независимым? Но из моих личных правил поведения эти пункты в течение жизни как-то сами собой исчезли, и я по ним не скорблю.  Обычно оправдываться ( то есть – отстаивать свою правду ) бояться люди, у которых этот страх не единственный.  Параллельно они бояться уронить лицо, быть униженными, потерять достоинство. Я этого не боюсь, к счастью, я больше не боюсь за себя.

            Я всегда и все пыталась объяснить сначала самой себе, была и остаюсь благодарной каждому, кто берется что-либо объяснить мне, и если мне кажется, что я в чем-то разобралась, я буду объяснять это всем, кто  захочет и сможет понять, настолько тщательно, насколько в силах. Меня вообще содержание интересует больше формы, форма в моем понимании как минимум вторична, и если я услышу интересное объяснение, увижу точку зрения личности, мыслящей самостоятельно, мне не будет дела до того, как именно принято называть исходную позицию его объяснения, откуда человек родом и чего он достиг в социуме. Я ищу сама, думаю сама, авторитетов только потому, что кто-то титулован или признан, у меня нет.  

Не надо басен про отстой.
Я очень глубоко копала.
И находила, где искала,-
На самом дне, где вязкий ил,
Где даже гибель в полнакала,
Жемчужины, каких немало
Судьба поглубже затолкала,
Втоптала и лишила сил,
Но, может, этим сберегала
От пен поверхностного вала...
А ты,- ни грешник, ни святой,-
Повремени клеймить, постой,
Смотри, что я со дна достала!
Жемчужную судьбу сверстала
Своим трудом и тем, что знала,
Чем ты украсишь дом пустой.

            Я так думаю и так живу. Но это не означает, что мне неинтересны люди с другой точкой зрения. И даже если я огорчаюсь, встречая явный и агрессивный негатив, я все равно со вкусом думаю о сказанном. Бывает, в потоке селей такое мелькнет, что не жалко время потратить, чтобы  рассмотреть поближе. А насчет саморекламы – то  по большому счету ею является все, что на нас надето, намазано, набрызгано, все, чем мы хотим представляться снаружи двери ванной комнаты собственного дома. Если ты живешь и что-то производишь или демонстрируешь, ты занимаешься саморекламой. Поэтому либо живешь, либо не живешь. Ну и об обвинениях. Я с интересом отношусь к людям вообще, но никакие обвинения, спасибо жизни, как личные уже не воспринимаю.  Когда я была молодой, мое настроение очень зависело от «прокуроров», но теперь, я надеюсь, это уже пройденный материал. А вот к адвокатам моя любовь неизбывна.

            Я хочу, чтобы мою книгу читали. Не за деньги и не за славу. А вот за это самое:  «Как много ответов на мои вопросы! Такое ощущение, что вы  писали специально для меня». Спасибо за эти слова.

            Я писала для вас.

Tags: Роман"День девятый"
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Совы нежные

    Приехать в деревню и постить такие же фотографии, как в прошлом году, вот наш удел. Все красиво, все любимо, но я об этом сто раз рассказывала. И…

  • Десять лет

    Десять лет прошло с тех пор, как я впервые высказалась о патриотизме. Когда я встречила в ЖЖ этот пост, то не просто пробежала его глазами, а…

  • Еда, польза, воздержание

    Почему опять воздержание? Потому что некоторым приходится есть одно и то же, причем изо дня в день до скончания века. А с другой стороны, жили…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments