anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

Categories:

Пожить для себя

Лет десять назад мой отец позвал меня для серьезного разговора, во время которого объявил, что все свое имущество, включая квартиру, завещает своей жене. "А тебе, доченька, я оставляю свою любовь", - так он завершил эту часть беседы, и мне ничего не оставалось, как проглотить пилюлю: его жена была на 18 лет его моложе, это была его воля и что тут я могла обсуждать. Мне конечно же было обидно, но я не стала думать на эту тему, остановила разжигание. Так значит так, что делать, он по праву хотел обеспечить любимыю женщину всем. Родня зудела, мне это было неприятно, причем, больше неприятно было то, что отец мне не верил. Неужели я обидела бы его жену, если бы он сказал мне, что после нее квартира отойдет нам, а при жизнии ее чтобы мы этой темы не касались. Видит Бог, я бы по-любому все так и сделала. Это и обижало.
Они старели, но, конечно, в их паре жена была намного резвее мужа. Мы не сомневались, что он уйдет первым, а я серьезно собиралась заботиться о ней, если, конечно, была бы ей нужна. Иногда она говорила, что поехала бы ко мне на дачу, она любила возиться в земле. Я отвечала ей, что она неприменно к нам приедет, и что я оставила кусок земли свободным, чтобы она смогла там что-нибудь посадить. Подразумевалось - потом. Потом, когда не станет его. Она ухаживала за отцом, делала для него все, что можно, и сверх того, но я замечала, что она готовится жить. Он уже слег, когда она поменяла окна и накупила новых вещей, кухонной утвари, которую позапихивала в шкафы, а однажды в сердцах сказала мне: "Я когда-нибудь поживу для себя?" Ну что же, я ее понимала. Он был капризен, придирчив и неподвижен, цена, которую безупречным уходом она платила за то, что когда-то вышла замуж за красавца серьезно старше себя, оказалась слишком высока, и я ее за такое открытое ожидание смерти моего отца не осуждала. Многие люди ждут смерти своих близких, большинство в этом не признается, это было мне хорошо известно.
Три года тому назад внезапно (этого никогда не ждешь) у меня в организме все посыпалось. Я оказалась совершенно не готова к тому количеству проблем, которые вместе с этим событием стали отовсюду просачиваться в мой бюджет. А жила я незапасливо и непредусмотрительно, одним днем, в лучшем случае парой-тройкой текущих дней, и, несмотря на внушительное количество детей, мне это вполне удавалось. Но дети выросли, стали самостоятельными, тут=то это "посыпалось" и произошло.
Это сейчас я обеспечена и могу спокойно жить, позволяя себе не только то, что требует мое тело, но даже некоторые радости для души. Я и работаю теперь не потому, что необходимо выжить, а потому, что работу свою люблю. А тогда испугалась, пришла в такой тревожный тонус: надо было как-то определяться с дальнейшим, что-то предпринимать, чтобы не сесть вдруг детям на шею, не оказаться камнем, привязанным к их ногам. Некоторые из детей, надо сказать, сразу же стали мне помогать. Но одно дело решить несколько некрупных проблем, а другое - бесконечные лекарства, клиники и грядущие операции, в общем, весь этот список немощи предпоследней главы.

Прокрутив в уме варианты, которые мне казались разумными, я намекнула своим работодателям, что неплохо было бы повысить мою зарплату. Ничего астрономического я не запрашивала, но с обеих сторон, а работ было две, получила отказ. В одном месте мне сказали примерно: "Забудь" и на всякий случай срезали и то, что я имела, а в другом буквально:"Даже я получаю меньше". Хорошо зная, как работает закон воздаяния, я молча отошла в сторону и подумала, что раз пришла пора обнуления, то пусть оно свершится. Я уволилась отовсюду, о чем тут немного по-другому, но все-таки рассказывала. Уволилась и уехала восстанавливать силы.

А потом прилетела весть от моего очень старого отца, с которым я была в ссоре из-за истории, рассказанной в одном из постов по тэгу "отец". Он звал меня, чтобы я ему помогла. Я вернулась из поездки и полетела к нему. А заодно и к его жене в больницу, но она не захотела меня видеть. Она и говорить не могла, а вела себя так, словно я ее лютый враг. Она уже не могла произносить слов и ревела, когда я появлялась. Мой отец слышал это рев, он велел найти документы, говорил, что когда-то давно они с женой написали завещание друг на друга, но документов нигде не было, а жена его, когда он спросил ее об этом, снова ревела в ответ. Тогда-то он и попросил пригласить натариуса, написал завещание, что все его имущество переходит ко мне.
- Ты понимаешь, что здесь может ничто мне не принадлежать? - спросил он. У жены отца был брат, который приходил и открыто требовал переписать квартиру на него, а, не получив согласия, ушел, чуть не сорвав с петель дверь.
- Не волнуйся, - сказала я ему. - Если так, я заберу тебя и прямо на твоей кровати укачу к себе. Ты не в чем не будешь нуждаться, все будет хорошо.
Его жена умирала. Потоки ненависти, которые изливали ее глаза, были невероятны, я прежде не видела такого никогда. Наконец ее не стало.
Я обзвонила ее подруг, их нашлось всего две. Позвонила и ее брату, но тот со мной говорить не стал и на похороны не пришел. Одна из подруг принесла на поминки папку, в ней и нашлось завещание, но прежде подруга рассказала отцу и мне, что сиделка, спровоцировавшая когда-то нашу ссору и оклеветавшая меня, жена моего отца и ее брат посещали нотариуса, что брат и сиделка долго говорили, но нотариус попросила их выйти и задавала вопросы жене отца... А потом сказала, что не может удовлетворить просьбу и перевести имущество на брата, т.к., сказала она, "человек неадекватен".
Услышав эту историю, отец побелел и долго не хотел говорить. И хотя завещание оказалось прежним, все имущество было завещено ему, он все отказывался прийти в себя, осознавая, что жена могла так его обмануть. Я утешала, уговаривала его, а заодно и себя, что это болезнь так изменила ее, ведь ее мозг был поражен метастазами, и что пока она была здорова, она не сделала ничего против него, а то, что хотела сделать из-за болезни, а Бог не допустил, считать нельзя. Потихоньку отец успокоился и оставил эти мысли - вместе с памятью о последней своей жене. Больше он не хотел о ней говорить.
А потом были самые счастливые полгода в нашей с ним жизни, потому что мы были рядом, вместе и друг для друга.
Жену его я похоронила и все вспоминала, как она хотела "пожить для себя", как готовилась к этому торжеству. С тех пор, едва на меня находит ропот и желание отдохнуть хотя бы от кого-то, я вспоминаю ее и, поднимая глаза к небу, как в анекдоте про туриста из СССР, который шептал француженке в декольте: "У нас все есть, нам ничиего не надо", говорю: "Нет-нет. Я не хочу жить для себя. Спасибо, у меня все хорошо и мне всего достаточно".
Навещая могилу к отца, я подолгу сижу там и разговариваю с ним, а когда в другом конце кладбища подхожу к надгробию его последней жены и кладу на него цветок, говорю ей: "Спасибо за то, что сохранила ему верность".
Tags: обо мне, отец, такая жизнь, я живу на втором этаже
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →