anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

Сима

В детстве Сима летала, как все. Она отрывалась от земли и дальше еле двигалась, как будто преодолевала невидимую густую и вязкую субстанцию. Но то были обычные детские сны. Иногда еще в них за Симой кто-то гнался. Ей было очень трудно двигаться, когда она старась удрать.

Потом наступили другие времена. Взрослая жизнь заставляла учиться многому, и Сима честно училась. Она старательно осваивала новое и пробовала себя в разных ролях.
Сначала ей было сложно отделяться от земли. Но она трудилась внутренним трудом, и ноги все-таки отрывались. Тогда-то и начиналось движение - неуклюжее и недолгое. Потом и высоты добавилось, и скорости. Но это была не та скорость, о которой Сима мечтала.
Она очень старалась и не торопила время. Заметила, что пошли годы, подумала - пусть идут. Она поднималась в воздух и летала теперь, опасаясь проводов. Она все еще не решалась покинуть город.
Но и к этому пришло. Когда Сима впервые поднялась в небо вдали от городских огней, то у нее  захватило дух. Вокруг темнело, а она набирала все большую скорость и неслась вперед. Но вдруг рельеф изменился, нужно было обогнуть гору. Только Сима не владела изяществом танца и чуть не разбилась сначала о пик горы, а потом, когда захотела сбросить скорость, о подножие следующей.
Надо было научиться маневренности. Сима хотела  летать, как птица, чтобы все эти деревья, лощины или холмы не могли ей портить радости от свободы. Не получалось, и снова ей пришлось двигаться вместе с годами, чтобы воздух стал ей родным домом.


Долгая школа стремилась к бесконечности. Настали времена, когда Сима смогла переворачиваться в воздухе, как в послушной мирной воде, ей удавалось подниматься и снижаться, входить в воздушные потоки и плыть в них, отдаваясь и постигая любовь. Но однажды она встретила кого-то, кто попросил перенести его через реку. И Сима смешалась, она не смогла этого сделать. Себя она поднимала в воздух, как мастер, но поднять кого-то вместе с собой пока не могла. На это не находилось ни мастерства, ни сил. Сима поняла, что ей нужно учиться чему-то еще, если она хочет не только получать радость, но еще и приносить пользу.

И снова шли годы. Сима привыкла им верить. Она оставалась такой же старательной, как раньше, и выращивала привычку прихватывать с собой в полеты какую-то ношу. Сначала она  сыпала камни в карманы, потом приматывала к себе что-то весомей. Наконец, она уже точно знала, что ей не тяжек вес, величиной с себя, а потом и намного больше. Она слегка развлекалась, перевозя на себе людей через разные реки. Была там и главная река. Иногда Сима привозила кого-то к ее берегам. Но у нее все еще оставались руки, хоть это никого и не смущало. Крыльев у Симы не было.

А потом снова шло время, разлинованное годами, заштрихованное днями людей. Сима давно уже не обращала внимания на то, руки у нее или крылья, у нее было слишком много дел, чтобы за этим следить. В ее полетах ничто не могло ей помешать. Даже если случались бури, а в бури люди особенно ждут помощи, Сима и тогда спокойно перелетала между верщинами гор и спускалась в безопасные ущелья. Теперь, если небо не волновалось, Сима могла спокойно фланировать над городами, посматривая за стихиями, нет ли угрозы.

Время шло, а годы все не выходили. Так Сима и жила - на два дома. Один был земной, понятный всем. Другой дом ждал ее по ночам.  И вот однажды приснился Симе сон.

- Не уходи отсюда, - говорили ей  люди. Не уходи! Ты же всего себя лишишь! У тебя буквально не станет крыши надо головой!

Пока они все говорили, Сима, сидящая на подоконнике, приподняла локти и пропустила наружу огромные крылья, которые у нее отрасли неизвестно когда. Поджав под себя ноги, Сима сдвинулась с подоконника и не опустилась вниз, не поднялась вверх, а, оставаясь на том же уровне глаз, стала удаляться от людей. Ее огромные крылья медленно поднимались и опускались, а движение казалось вымеренным по специальным приборам. Мощная птица улетала вдаль, медленно набирая высоту.

Сима увидела высокое дерево на горе. В его широкой кроне, на развилке ветвей, она сидела удобно и со свернутыми за спиной крыльями снизу крупной не представлялась. Спокойно и невозмутимо, казалось бы, вовсе не зная эмоций, она смотрела вдаль. Сима держала белую горбушку в руках или лапах и по крошке отъедала от нее, касаясь сухого хлеба то ли ртом, то ли клювом.

Tags: миниатюра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments