anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

Старость

Попеняли мне справедливо в коментариях, что стала я редко писать, и пора мне, в самом деле, порассуждать хотя бы о чем-нибудь. Например, о старости.

Так случилось, что последнее время мне приходилось довольно плотно сталкиваться сней, почему удалось подробно рассмотреть, что, хоть она и не так многообразна, как зрелость, но менее многолика, чем юность. А почему я сравниваю ее, некрасивую, с юностью - шелковой, матовой, чудесно пахнущей, это отдельный вопрос, и сегодня я его не коснусь.

Вчера у Эллы  britmila я прочитала пост Самый страшный фильм, который я видела до сих пор о фильме "Все еще Элис". Так случилось, что как раз вчера я дала себе слово выпутаться (хотя бы на время) из сетей сериала, который еще летом меня буквально поглотил, осенью выпустил ненадолго, а потом снова увлек, да так, что я к нему бежала, как зависисмый человек к своей пустышке. Ну-с, я прочла, что фильм этот о болезни Альцгеймера, и сразу же стала его  смотреть. Попутно я вспомнила о фильме ЛЮБОВЬ, тоже на эту тему, который в свое время довольно сильно повлиял на меня, и я даже писала о нем пост. И вычитала я еще об  одном фильме под названием "Айрис" - о том же. И был у меня длинный вечер, и были два тематических фильма, и к концу второго острота вопроса несколько снизилась, поскольку, если тебя сильно что-то беспокоит, то лучше этого не избегать, а идти навстречу, трогать руками, рассматривать и принюхиваться и запоминанать тактильные ощущения. Все же знаемое, оно не так страшит, как неизвестное, особенно, если ты отвернулся от него, оставил за спиной. Ведь там, за спиной, оно непременно разрастется, облечется лицом и нравом, а то и наполнится силой. Я такие случая видела в жизни не раз, потому и сопереживаю наивным, думающим, что, если проблему не рассматривать, если не знать, то с ней столкнуться и не случится.

Тут можно возразить, что некоторые вещи, такие, например, как старость и смерть, все равно произойдут, и, чем вешать их на хвост, как та мартышка, не лучше ли их не замечать, игнорировать вплоть до наступления. А наступит, тогда и споем, до времени же что себе кровь портить. И нельзя этот подход назвать неразумным, вроде, но все же... Но все же в том, что касается старости, лучше не бегать от ее "приветов", лучше осмысливать раньше, лучше строить мостки и пытаться выяснить хотя бы для себя самого некую закономерность: кого из нас и какая старость может поджидать в будущем? Старость, она же все-таки не Альцгеймер, который есмь страшная, необратимая и в любом случае побеждающая свою жертву болезнь. Старость, она мучительна, чем выше ее возраст, но для оркужающих она все-таки может быть красивой. По крайней мере - достойной.


Мне относительно красивой старости за примером далеко ходить не надо. Это мой отец, девяностопятилетний старец, с ясными глазами и добрыми суждениями о мире. Интеллектуально он в полном порядке, хотя горизонты его охвата подсократились, тем не менее, он и в шахматы с компьютером играет, обыгрывая компьютер, и за политическими новостями следит, и записи особенно интересных передач делает, а потом посылает их своему брату... Но я уже рассказывала о своем отце. Сейчас же упоминаю его потому, что наблюдения за ним и анализ того, как он вел себя в молодости, в сравнении с не менее близко от меня расположенными другими старцами, имен которых я называть не хочу, и побудили меня к любимому занятию - с ручкой и бумагой выписать в столбик N-е количество людей, которых я достаточно хорошо и давно знаю, и проследить, насколько это возможно, из каких по свойствам характера молодых людей какие получаются старики. Список мой составить было делом несложным, мой возраст позволяет охватить большое количество тех, кого, обобщив, можно назвать "нашими родителями", имея в виду свое поколение. И я этот список составила. Он включил около пятидесяти человек. А дальше я стала перечислять те качества характеров людей, которые "лежали на поверхности", те, которыми, как я предполагала, управлялся человек изнутри, т.е. природу его побудительных мотивов, ну, и так далее - в одну колонку, а в другую взяла те свойства стариков, которые стали очевидными с возрастом. С учетом деменции, понятно, если я брала стариков "убывающих". И до наступления деменции, но на тех "периодах зрелости", когда склеротические явления уже изредка сигналят, заметны близким и их детям, но еще не очевидны для отдаленных людей.

Думаю, я никого особенно не удивлю (а, впрочем, вечно я так думаю, а все удивляются), если скажу, прежде всего, вот что. Если представить человека так же, как я представляла конструкцию дома, выступая на Форуме Обнаженных сердец, т.е., с его несущими стенами, то в характере-структуре каждого из нас есть ведущие черты, они как силовые линии личности, как его арматура, держат всю постройку на себе. Вокруг же этих несущих конструкций накручено, налеплено и наворочено множество социальных "примочек", того, что воспитывается семьей, обществом, того, что дает образование и социальный статус, того, что является жизненным опытом каждого данного человека, и того, каким этот человек хочет быть в глазах окружающих его людей. И, я думаю, из уже сказанного выводы можно делать, примеров конкретных не рассматривая.

Самое интересное, что, как только я начала свое исследование, а мне ведь надо было поговорить с родственниками, друзьями и знакомыми, ненавязчиво задать вопросы тем, кто не стал бы сознательно в моем опросе участие принимать, но тут я взяла на себя смелость быть самовольной ( как очень часто,как и почти всегда), тем более что я ничьих личных границ не нарушала и ни одного человека не оглашала даже в узких кругах. Так вот, стоило мне этим заняться, как старики буквально "посыпались" на меня, но я не расширила своего списка, а в дополнительном сделала пометки, чтобы позже сличить. Я никому об этом своем занятии не рассказывала, не делилась даже с детьми, которым обыкновенно приношу все свои находки буквально в клюве. Тут, правда, детям я не рассказывала не из благородства, а понимая, что полноценной заинтересованности не получу.

Что же у меня в итоге нарисовалось. А то, что пресловутое образование, на которое, как на определяющего закат личности, можно было бы при поверхностном взгляде уповать, практического влияния на то, каким будет "лицо" старика, не оказывает. Если мы вспомним, что образование не является природной чертой личности, но всегда привнесено, то нам станет ясно, почему это так. Зато внутренняя культура, и тут я не побоюсь сказать, культура, выжившая в традициях, играет роль серьезную. Хотя и она не определяет того, я очень извиняюсь за выражение, лик будет обращен на потомков в старости человека или же животный оскал.

Я выявила, что невероятно сильным фактором, влияющим на возрастные метаморфозы, является властность. Но тут обнаружились градации. Властность "дурная", из породы "сказал:люминий", в стадии деменции превращается в нечто безобразное и трудно выносимое. Властность духовная тоже тяжела, но не омерзительна, если это может хоть кого-то утешить, потому что властность духовная часто в финале обращается не во вне, а на себя самого.

Огромную роль играет чистоплотность. Люди, с комфортом существовавшие в своей молодости среди грязи и беспорядка, в старости производят грязь и беспорядок, как заговоренные, а при учете, что физиология в этом процессе старикам активно помогает, никто не перестарается, если придет в ужас, представив, что может быть, когда превращается в старика пренебрегающий чистотой и порядком  в молодости человек. В качестве малого примера могу сказать, что разбрасывать по дому такой старик станет не бусы и отвертки, не кофты и носки, а зубные протезы и содержимое штанов, которые все чаще наполняются  у стариков непроизвольно, а опорожняются как  и где попало.

Однозначно протягивает "когтистые лапы" через всю жизнь к горлу образа старого человека беспардонность, вседозволенность и любые виды нарушения границ других людей. Тут на мельницу будущего льет просто потоки нечистот модное у нынешней молодежи изречение "я никому ничего не должен", потому что даже представить страшно, в иллюстрацию какой горькой истины переродятся с десятилетиями те, кто изречение сделал частью себя. Тут же пляшет дурашливый танец, изображает злобного петрушку неблагодарность, шлепает по рукам, дающим пищу или отирающим тело, лягается, плюется и бухтит.

С другой стороны человеческих качеств на ту же "адскую машину" безобразной старости работает язвительность, глумливость и саркастичность в характерах людей. Но тут тоже нужно сделать градацию, проанализировать причину тщательно. Если некто в молодости больно жалит, защищаясь, это свойство может бесследно раствориться, как оно случилось с моим отцом. Если же глумливость и любовь к картинкам "из-под выподверта" в основах личности, если это жизненная потребность, критиковать, находить дурное и беспощадно этим размахивать, то в старости такого человека можно от всей души посочувствовать его близким.

Тяжка как для носителей качества, так и для его близких участь стариков, пронесших через всю жизнь амбициозность, не умеющих смиряться и не познавших позитивных свойств этого состояния души, если только оно не притворно, а искренне. По мере утраты сил и возможностей обеспечивать собственные нужды даже в элементарном, амбициозные люди амбиций не утрачивают, но она преобразуются в них в нечто парадоксальное, когда человек остро нуждается в помощи, но не в силах ее принять, отвергая ее, критикуя и, в то же время, требуя.

В общем, мое скромное иссследование, адресованное никак не молодым людям, которые попросту не в состоянии пока примерить старость к себе, так еще высоко летающим в небе жизни, но к зрелым людям, уже заглянувшим ей в глаза, уже вкусившим ее страданий от взгляда на близких своих или на родных своих друзей, так вот, это мое скромное исследование призывает всех нас к единому действию: попытаться определить хотя бы для самих себя те свои качества, которые, собственно, определили наши судьбы, те свойства, которые принимали главные решения в жизни, те, которые заставляли примолкнуть все остальное, что было в душах в важный момент судьбы. Потому что то, что нами правило, за какими бы "оттого что-потому что" оно не пряталось, определит для нас и завершение наших дорог. И если бы только для нас. Но для наших близких.
Конечно, эти совпадения не стопроцентны. Но этот самый процент попаданий очень высок. В любом случае, как стать таким, чтобы собственные дети в старости не возненавидели тебя, задуматься стоит...

И вот еще что, едва не забыла, а ведь наиважнейшее. Это относительно верующих или религиозных и неверующих людей. Тут градация важнейшая, потому что религиозные догматики и люди, верующие это не одно и то же, то есть, это часто вообще представители разных племен. И выше я писала о смирении. Так вот, у меня получилось негусто, шесть смиренно верующих плюс четверо нетерпимо-религиозных против пяти атеистов, также не допускающих иного мнения. К сожалению для большинства, по этому параметру благообразную старость стяжали только те, кто был в смиренной молитве и своих воззрений не насаждал, а жил только словно есть он и его молитва. Остальные нетерпимые, что религиозные, что атеисты, превратились в чистое наказание для потомков. Этот фактор, хоть и немного людей под мое исследование подпало, пролил мне на смирение новый свет...

Tags: размышления, такая жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 126 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →