anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

Промеж рогов выдвиженца

До тех пор пока человеку не исполнится сорок лет, надеяться на то, что он не вытворит что-то несусветное, ему самому не нужное, что-то, о чем потом сам пожалеет, всерьез нельзя. Все-таки, сорок - это первая настоящая и стОящая дата в жизни человека. Невероятное облегчение испытываю, когда кому-то в моем окружении вдруг исполняется это воистину прекрасное количество лет - наконец взрослость, наконец разумность, наконец!!!

Я буду своих детей поздравлять, когда им будет исполняться сорок так: С первым ценным Днем Рождения тебя!

Конечно, сорок - не гарантия. В это время одни проходят через метаморфозу, другие же козленочком станут отнюдь нет, а потом уже поздно, потому что, если нет, человек начинает закостеневать и дальше под горку. Ну и не напрасно это, зачеркнутое. Потому что именно к сорока годам делятся народы, и овцы отделяются от козлищ. Естественно, это отделение не - бац! - ровно в дату. А в преддверии, чуть заходя за, постепенно происходит, вершится. Но все это происходит обозримо вокруг цифры сорок, для кого-то мистической, но в моем понимании прекрасной.

И я надеюсь, нет греха в моей мечте о будущих торжествах.

Дети мои чудесные. Дети мои исключительные. Все пятеро, они у меня не просто любимые, этого можно не говорить. Они - такие, что ими можно гордиться. Они - такие, что на них можно любоваться. Они - такие - что глядя на них можно думать о вечности. Они развиваются. Они растут и цветут. Они обращаются! Они слышат! Они анализируют! Они... Они... Они!!!




И все-таки нет-нет, а вдруг выкинет кто-то из них коленце. Учинит рокировочку. Потом другой. Потом еще один переоденется, перекрасится, обернется изнанкой кого-то левого и непредусмотренного. Потом снова первый. потом пятый. Потом одновременно второй и четвертый. Хуже, конечно, если сразу три, тут я начинают поскрипывать и проявлять недовольство.  Пять сразу вроде на арене одновременно не топтались, ттт.  Старшенькой моей тридцать семь. И младшенькой моей, напоминаю, двадцать два. Остальные в промежутке. То есть, с точки зрения Рубикона и расколбаса - начать и кончить.

В общем, мне надо еще двадцать лет. Двадцать лет полноценной жизни - в разуме, в движении, с оптической точность оценки ситуации, способностью молниеносного реагирования, с потенциалом поднятия кувалды и зоркостью опускания ее промеж рогов самовыдвиженца. Через двадцать лет младшенькой моей будет сорок два. Два года - так, чтобы с гаком на всякий. За эти годы я буду, Господи, помоги! - планомерно праздновать совершенно-качественно-летие своих чад. А потом.

А потом все. Я посчитаю, что все сделала в этой жизни. Тогда я возьму красный флажок, потому что я родилась в СССР, и пойду помирать. И тут ремарка. "Верхи" что раньше были тухлые и подлые, что сейчас, мне нет до них дела. А вот уклад, строй, мораль, е-мое - для народа. Это было в СССР как-то менее мутно. Поэтому помирать пойду с красным флажком, под которым родилась. Наверное, к тому моменту продумаю и остальную атрибутику.

Главное, чтобы на ближайшие двадцать лет мне хватила разума и сил.  Дети мои.


Tags: зарисовки, такая жизнь, ужас-ужас
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments