anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

ПРЕДНАЧЕРТАННОЕ ИЛИ ПЛАЧУ ЗА ВСЕ


 

            - Может ли человек изменить свою судьбу, или он проживает уже предначертанное? Ведь это предначертанное зачем-то дается именно этому человеку? И существует ли цена за то, что он идет наперекор, и меняет  свою жизнь, или вмешивается в жизнь других людей?

 

            - Это такая философская, мировоззренческая   тема, на которую можно говорить до бесконечности. Но если  посмотреть на нее с точки зрения романа, то  можно время немного сократить.

            До тех пор, пока Соня была носима стихийными ветрами молодости, до тех пор, пока она не осмелилась остановиться и прислушаться к самой себе, ее жизнь казалась ей бессмысленной. Она задавала вопросы, но не находила ответов, ее личная истина «стучалась» в двери ее души, Соня пела свои песни в коротких промежутках между грохотом жизни, работой, суетой и шальными деньгами. 

            http://www.chitalnya.ru/work/10238/           

            Это ссылка на сайт «Изба читальня», песня «Я – осень», одна из тех, которые пела Соня Балашова.

            Соня ощущала свою ненужность, неуместность, ничейность, по большому счету бесхозность, которую порой можно приравнять к безбожности, ей было непонятно, почему в ее судьбе все складывается именно так, как она пела в песне «Седьмая минута».

            http://www.chitalnya.ru/work/10612/ 

            Казалось, что Соня обречена  всю жизнь так и оставаться  чужаком для всех и для самой себя. Но вот в ее реальность входит Бог, детский дом, а вместе с этим и смысл, осознание неслучайности всего, что осталось в прошлом.  И Соня понимает, что и события ее судьбы,  и судеб ее родителей, все это планомерно вело ее к самой себе…

 

            Но что же тогда с Вероникой? Трагедии и потери детства и молодости надламывают героиню, делают ее неспособной бороться и выживать. Наблюдая за ее жизнью, можно было бы сделать вывод о бессмысленности всего, о бесполезности существования ее самой и всей  трагической семьи Родькиных. …Если бы не ее отец Мирон с его детской мечтой о большом семействе, о пятерых детях, если бы не мистическая Королева, змея с пятью гранатовыми зернами на груди…

            Мечта Мирона сбывается уже после его смерти, но никому из героев романа не дано в полной мере осмыслить того, что открывается перед читателем, и из чего можно сделать вывод, что все в этой жизни предопределено. Однако, я этого вовсе не утверждаю…

            Относительно «цены», которую мы платим за вторжение в чужую судьбу, то здесь я могу сказать только то, к чему пришла за жизнь, и, я знаю, мою точку зрения разделяют многие. Мы, конечно же, платим за все, причем вторжением можно считать не только действия такого масштаба, как в жизни Сони, а даже просто совет, принятый кем-то к исполнению. Конечно, можно сразу не заметить последствий перемены курса, и так же важно помнить то, что мы сами решаем, с кем нам согласиться, а с кем нет. Значит, ответственность лежит на всех участниках, все взаимоувязано, сцеплено и неслучайно. Только у нас не всегда получается проследить, в какой именно момент изменился наш курс, приведший потом к победе или к поражению. И конечно же каждый решает сам, рисковать, вмешиваться, вторгаться или осторожничать, воздерживаться и хранить нейтралитет.

            Однажды я прочитала в книге по семейной психотерапии Хеллингера о том, что человек, усыновивший ребенка, должен «заплатить» за этот шаг ребенком собственным – существующим или еще не рожденным, потому что все «полки» и все места на них расписаны заранее и такими действиями мы нарушаем равновесие всеобщей системы. Помню состояние ярости, в которое меня привели эти слова. Однако, я знакома с весьма умными, образованными и уважаемыми мною людьми, которые это учение разделяют. Таким образом, во что верить, а чем пренебрегать, мы выбираем сами.

            А если говорить о моменте принятия решения, я всегда привожу в пример стрелочника, переводящего «стрелку» на железнодорожных путях, он делает это задолго до появления поезда. В момент ответственного решения «стрелка» переводится, но «поезд» еще некоторое время следует до «узловой станции» прежним путем. И может показаться, что в жизни ничего не изменилось. Но вот рельсы множатся, поезд сворачивает, это происходит незаметно, но уже не юг впереди состава, а юго-восток… И это не последняя перемена, пока мы живы.

            Все это, конечно же, не больше, чем рассуждения. Для меня жизнь по- прежнему остается огромной загадкой, подбрасывающей все новые и новые вопросы, и остающейся интересной не менее, чем тридцать или двадцать лет назад. И если вдруг на «узловой станции» мой «поезд» меняет курс в нежелательную сторону, я задаю себе вопрос, какому своему решению я этим обязана.

           

Tags: Роман"День девятый"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments