anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

Стоит перед глазами

Стоит у меня перед глазами эта картина так явно, что я решила рассказать об этом в обоих своих журналах...

Так часто говорят приемные родители, вырывая детеныша с корнями из той почвы, где он пророс, а корни срубая. Кровные родители не нужны, достаточно их генов, чтобы еще терпеть и их влияние.


А они, кровные, и впрямь порой ведут себя, мягко говоря, вредоносно и неадекватно. Поэтому соблазн не общаться никогда с лишенными прав биологическими родственниками деток огромен.

Я в ленте volshebnypendel темы приемных семей по-настоящему еще не касалась, разве что, поскольку это связано с событиями моей работы. Но в сущности, и мы всякий раз на семинарах напоминаем себе об этом, все те же вопросы касаются и кровных детей, чьи родители развелись конфликтно. И чем сильнее один родитель намучил и наобижал другого, чем больше он оставил негатива после себя, тем сильнее импульс не видеть его никогда и уберечь ребенка от контактов с человеком, который не добр, не милосерден или даже жесток и не адекватен.

Я и не считаю, что нужно с такими родственниками общаться. Я вообще не об этом. А если и касаюсь этой темы, то только с точки зрения того, что остается в душе человека. Потому что, если это злость, обида, непрощение, ненависть, отторжение... Если нет попытки понять, что человека сделало таким... Если страсти кипят, если любое упоминание о том, что внутреннее примирение само по себе может сохранить невидимые нити связей, приводит человека в состояние агрессии, когда он начинает отторгать даже саму мысль о том, что этот, другой, ушедший, бросивший, пренебрегший... хоть что-то человеческое имеет... То гармоничной картины восприятия мира у нас уже нет. Сколько бы мы свою точку зрения не защищали.

Я этого поста не планировала, но позавчера, когда семинар в Про-маме окончился, и мы вышли на улицу, произошел этот случай, о котором мне захотелось рассказать.


Мы стояли у дверей здания. Народ разговаривал, а я рассматривала срезанный пенек с живой веткой из ствола, такой юной и такой сочной. Этот срез дерева  кто-то поставил у дверей в качестве декорации. Видимо, в округе пилили деревья, и в банке рядом с пеньком уродливо скукожились уже умершие ветки. А веточка пня зеленела - наполненная силами, яркая. Хотящая жить.


Я не могла отвести глаз от этого пня. Уже на семинар я пришла нездоровой, три часа разговоров и общения, я очень устала, но тут забыла обо всем, даже перестала слышать, что говорят стоящие рядом люди. Мне еще и некое лицо в верхней части пня примерещилось. Так и казалось, что срубленное дерево взывает о чем-то, силится произнести слова, которых я не слышу.

И тогда я позвала тех, кто стоял рядом. Спросила, как им пень? Нравится?

И люди сказали: какой красивый пень! Как удачно его поставили тут! Вот только бы банку с увядшими ветками убрать.

Я спросила: красивый?

И добавила:

- Мне кажется, это совсем как  наши дети...



Наступила тишина. Потом люди заговорили, задвигались... Достали телефоны, начали фотографировать... А я все смотрела. Даже физическую боль чувствовала. Потому что, сколько еще жить этой веточке, прежде чем она высосет все соки из обрубка ствола?

Корни. Я думала, что, может быть, это и есть главная причина многих жизненных неудач, то, что не были оправданны или хотя бы поняты корни? Что не найдена была пусть крохотная, но схема примирения, связь, ниточка любви и печали, направленная туда, обратно, в предыдущее поколение. Пусть они, кровные, не влияют и не мешают, но пусть сохранится внутренний мир, благодарность за жизнь - сломленной матери, недоумку-отцу, жесткой родне... Внутреннее состояние прощения и, даже если нам не хватает фактов, чтобы какие-то действия оправдать, все равно пусть это будет НЕ агрессия, НЕ ненависть. НЕ топор и пила.

Я не знаю, можно ли спасти эту веточку. Если поставить этот пень не на мертвый холодный асфальт, а снова укутать землей, может быть, дерево сумеет соединиться с ней, чтобы брать из нее питательные соки... Я бы укутала этот срез дерева землей, даже пусть напрасно, но попыталась бы все равно, лишь бы только ни одна веточка не погибла, оттого что  спилен ствол.

Я отошла в сторонку, а люди все стояли и смотрели и что-то переосмысливали. Особенно острым казался контраст с ветками в банке, наглядная иллюстрация того, что эту веточку скоро ждет.

Многие из стоящих вокруг в тот день людей еще не взяли ребеночка в свою семью, это вот-вот произойдет.  Я стояла за их спинами. И думала: "Держитесь, веточки! Люди к вам спешат  замечательные..."
Tags: дети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments