anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

Лицо печали

Кажется, они  отличаются друг от друга - уныние и печаль. Не случайно  же возникло и укоренилось стойкое словосочетание "светлая печаль". Потому что, как только она перестает быть светлой, то и печалью она перестает быть тоже. И, может быть, как раз тут нас и подстерегает опасность. А ну как не углядим "момент перехода", а ну как шагнем через "точку невозвращения".   И тогда мы обречены проделать маршрут уныния, который сам себе и проложили, потому что от состояния душевного здоровья уже оторвались...
Уныние замораживает, лишает сил, человек перестает видеть смысл во всем, с чем ему приходится соприкасаться. Мне кажется, что уныние считается смертным грехом именно потому, что оно гасит главную способность человека, вне которой жить без ропота невозможно - способность радоваться, находя для это поводы даже в незначительных мелочах. Как и в крупных событиях окружающего

Печалью можно заболеть. Если она  мимолетна, если она - отметка в настроении, как наша реакция на что-то, чему ну никак не порадуешься, тогда она мелькнет и отойдет куда-то в невидимое,  что не опасно. Но  если она длится, то свет тоже понемногу начинает меркнуть."Моль одежу ест, а печаль человека", - говорит пословица. Значит, хоть и можно позволить себе печаль, но избавиться от нее нужно как можно скорее, чтобы она, "забежав на огонек" чуткой, реагирующей на любую несправедливость души, не вселилась, не выжила хозяина этой души из его дома...
Но вот еще наблюдение, которого не сбросишь. Если отвлечься от темы и взглянуть на истерику, о которой я тоже как-то раз немног размышляла, то мы легко убедимся, что в положении реальной опасности психически здоровый человек практически не истерит. Он может "тормозить", он может суетиться и принимать неверные решения, он может даже упасть в обморок, если  этому подвержен, но тот самый разнос, который истерику предваряет и, в общем, ею является, с ним случается редко. И вот смотрите, что пишет, к примеру, Ремарк: "Предаваться унынию можно лишь до тех пор, пока дела идут еще не совсем скверно" - в "На западном фронте без перемен". А Лев Толстой предостерегет: "Уныние и дурное расположение духа не только мучительно для окружающих, но и заразительно". Впрочем, о "заразности" уныния или, например, несчастливости - есть и такое мнение - я бы поговорила отдельно. Но и тут скажу, что после общения с очень сильно "унывшим" человеком так сразу его настрой не сбросишь, еще посвербит, а это значит, что да, заразительно уныние, опасно для окружающих. А вот еще три поговорки на ту же тему: "Печаль не уморит, а здоровью повредит"," Кручина иссушит в лучину", "С печали не мрут, а сохнут". То есть, мрут, но не сразу. Получается, эти состояния - печаль, уныние - направлены против жизни, против ее развития, против ее вкуса и ее сочности. Раз "сушит".
А отсюда выходит, что не показать своего печального, унылого и любого другого дурного настроения означает прежде всего ... доказать любовь к тем, от кого наше антижизненное скрыто. Чтобы они "не подцепили". Чтобы и в них не включились эти, останавливающие жизненные токи, процессы.
Как важно уметь себя держать в руках. Как важно иметь ответственность за то, что ты передаешь другому человеку. Как важно то, что ты в себе несешь...
"Ищу повода поплакаться, но не нахожу. Что само по себе уже повод" - Фредерик Бегбедер, "Романтический эгоист"...
Tags: поговорки, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments