anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

продолжение темы фитнеса или

"Последним вылез петух, изрядно общипанный, но не побежденный".

Дорогие мои друзья ждали от меня отчета о легендарном выводе Дорогого Владимира Ивановича в фитнес еще вчера. Но я до поздней ночи в сети отсутствовала, причин чему было немало. И сегодня весь день тоже отсутствовала, вот только сейчас сгрузила кучу обломков себя на стул возле компьютера и, то и дело подгребая сыпучие фрагменты, приступила.
Итак, вчера мы встали, позавтракали и легли обратно поехали...
Фитнес наш приличный, но не экстра, от коей глаз слепит. Помещение большое, убедительное, выдержанное в средних тонах. Народу масса, но в этот день, на удивление, даже в гардеробе оставались пустые вешалки.
То, что муж мой ДВИ был приятно удивлен внешним видом "предбанника", я ощутила сразу. По этому поводу мы тут же  запросили: ознакомительный поход по клубу, пробную бесплатную тренировку, магнитный браслет и... Нам начало везти!
Перво-наперво откуда-то вынырнула мой инструктор по плаванию и тут же шепнула нам, какого тренера в спортзале нам искать, ведь не каждый возьмется тренировать такой хлам пожилых людей, тут нужно подход иметь. И некоторые знания специфики. Нужный тренер тоже нашелся, нам немедленно понравился, и мы тут же вступили с ним в сговор, потому что я, оглядев пристально своего мужа, поняла, что в плане тренировок этого бегемота мне из болота не вытянуть. Про бегемота мне, кстати, во вчерашних комментариях дорогая Инна beznes подсказала, очень точная получилась иллюстрация. И тогда я решила оплатить мужу пакет тренировок, а самой во время его занятий попастись в округе, глядишь, тоже ума наберусь. Тренер спросил: "Так вы будете заниматься вдвоем?" Я сразу смекнула, что это про деньги, и отперлась: "Нет-нет, только муж. Ему нужно вернуть подвижность, научиться пользоваться тренажерами..." "И сбросить вес килограммов на пятнадцать!" - неожиданно изрек мой супруг, тренер понимающе кивнул, а я просто обалдела и приготовилась к худшему.



И так, сговор состоялся. Потом нам выдали другого дядю, он галопировал по залу, демонстрируя, как пользоваться железом, а мы уныло заинтересованно следовали за ним, поскольку он спешил. Я было заикнулась, чтобы муж запоминал в какие дырки пальцы совать как этими машинами пользоваться, но была обцыкнута им же. Догадалась: облом. Придется справляться самой.
Наконец, инструктаж был завершен. И нам ничего не оставалось делать, как побрести вдоль рядов, людьми кишащих, дабы втиснуть куда-нибудь свои неразогретые тела и сделать с ними хоть что-нибудь.
И что. Я-таки попробовала. Понагружала ноги, поясницу, широчайшую, дельтовидную и попыталась определить, живы ли еще мышцы моей престарелой задницы. Степа Лиходеев "провел по бедрам, но не понял – не то в брюках, не то не в брюках..."  Гиблое, между прочим, дело.
Тем временем Дорогой Владимир Иванович отчаянно саботировал искал применения силе молодецкой. А после того, как я сделала третий подход к гиперэкстензии и теперь трагично раздумывала, найду ли я завтра нижнюю часть своего тела, он взошел откуда-то из-за горизонта груды металла и объявил: "Все!".
- В бассейн, - гаденько улыбнулась я и повела бедного, бедного, БЕДНОГО Владимир Ивановича на очередную мамунду тренировку.
Несмотря на то, и это доказано умными и наблюдательными специалистами своего дела, что у женщин процесс переодевания занимает намного больше времени, чем у мужчин, я проплыла уже метров двести, когда на побережье Хлорного моря появился мой супруг. Он снизошел до соприкосновения с водой и погрустнел невероятно. Но был уговорен, сверзся и поплыл с выражением отчаяния на лице.
Проплыв сто метров, муж мой прямо на глазах посинел и весь распух, после чего взялся вылезать. Некоторое время наблюдая за процессом, я утвердилась в мысли, что делать мне больше нечего, как только отправиться вон следом.
В гардеробе я опять оказалась первой, потом пришел уже вернувший цвет своему лицу мой законный супруг. Весь его вид выражал полнейшее удовлетворение. Муж был розов, блестящ и свеж. Поймав мой взгляд, он сообщил на всякий случай о своей чудовищной усталости и предупредил меня, пожизненного источника свои страданий, что , скорее всего, завтра он с кровати не встанет, поэтому чтобы никто, НИКТО на него никаких планов не возлагал. 
Я покорно вздохнула и устроила очередную пакость, расстроила мужа, сообщив, что вот сейчас, после такой дикой нагрузки, мы домой не едем, а едем мы, наоборот, в супермаркет, потому как к вечеру обещались дети. "Меня нет дома", - несколько преждевременно заявил мой супруг, и мы в магазин поехали, где затарились неумно, потому что я проголодалась и нахватала всего подряд, что симптоматично.
Дома нас встретила младшая дочь.
- Ну как вы съездили? - спросила она, и мы ответили хором, но разное.
- Хорошо! - сказала я.
- Плохо. - сказал отец семейства, но эти слова наших с дочкой улыбок не погасили.
Потому что у нашего папы это второй номер программы. Первый, это то, что он, папа наш,  бедный. А второй, что все плохо. Ну за что ни возьмись. Поэтому он бедный. Что все плохо. И он из-за этого бедён до того, что все плохо так, что вот он бедный...
Простите, это у меня, кажется, кризис жанра. 
Итак, муж мой был кормлен сытно и отпущен в объятия вожделенного своего подушечного логова, где и возлежал остаток дня, изредка поднимаясь, чтобы приветствовать входящих и уходящих.
А дом наш в тот день посетили: старшая дочь с внуком, который нам был оставлен до шести часов дня сегодняшнего. Средняя дочь с внучкой, они уехали, но пока у нас торчали, я пребывала в блаженстве, слушая, как дети общаются. Алешке в апреле тринадцать, Сашеньке сейчас четыре с половиной, казалось бы... А они так играли!
Когда девочки уехали, и я уже уложила Алешку, приехал старший сыночка. Тут отец семьи выходить категорически отказался, сослался на стресс, перенагрузку и повышенную лохматость, из которых я засвидетельствовала последнюю. И только к двенадцати часам я смогла наконец приступить к активному отдыху, коему и придавалась со вкусом, разговаривая по телефону с интересным человеком. А Дорогой Владимир Иванович меня пас и, время от времени вылезая из берлоги, делал мне из-за шкафа жуткие глаза, намекая, чтобы я уже  прекратила заниматься не им трепаться. Только тогда окончательно и утрясся, когда я наконец положила трубку.
Потом я бродила между душем и кухней, из которой все отвалили спать, а это означало, что я могла там спокойно курить, и вот, я курила, пила чай и все тянула время. Потом я еще валялась с компом. Потом сокрушалась, что не выпила снотворное. Потом ходила курить вне расписания. И снова лежала, в потолок глядя, потому что утром нужно было вставать и идти с Алешкой в театр.
И утром...
"Если бы Стёпе Лиходееву в утро... сказали: «Стёпа, тебя расстреляют, если ты не откроешь глаз!» – Стёпа ответил бы томным и хриплым голосом:
- Расстреливайте, я не открою".
Tags: зарисовки, ужас-ужас
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments