anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

Ночь этой женщины, ч 2

Ночь, это когда небо черно, за окном мало машин и за стеной перестает грохать лифт. Когда в твоем доме спят твои домочадцы, и ты можешь позволить себе пару часов молчания и покоя. Ночь, это когда ты все сделал, и отдых еще предстоит. Ночь это награда.
Наверно я все сделала,  - сказала себе женщина в два часа ночи. Она держала в руках мобильник, на экране которого плясали слова: "Мамочка, у меня все в порядке! Прости, что не предупредила заранее!" Написала ответ, спросила: "Когда вернешься? Что сказать отцу?" Ответа не получила, сменила режим телефона на беззвучный. Легла.
Рваные картинки жизни проносились перед глазами. Она пыталась сосредоточиться на молитве, но это не удалось. Не смогла рассмотреть ни одного лица близких - каждый представлялся серым, бесформенным, он присоединялся к общей массе безликих тел. Когда эта созданная мыслью толпа стала огромной, она сказала: "Простите меня все, кого я обидела когда-то. И я прощаю всех, кто обидел меня". Толпа разошлась, женщина смотрела перед собой в пустоту.

Прежде она прозревала обо всем, куда устремлялись ее мысли. Но время изменило картинку жизни, нужно совсем не спать, чтобы стирались грани, и она много лет почти не спала, а потом дети выросли, и отдых вернулся к ней и прозрения отодвинул. А может быть она просто надолго устала от разговоров и желаний тех, кто ее окружал, и  не оставалось времени на тишину, вот частые прозрения и отступили. Она по ним не скорбела, каждое прозрение - труд, но что может быть горше бесполезного труда. Теперь она жила в ожидании того часа, когда сможет отвернуться от внешних экранов, но тогда нужно было, чтобы стал самостоятельным весь ее люд. До этого следовало дожить и она жила. Но если вдруг приходил лихой час, когда она явно ощущала эту грань, за которой иное, ее дар, если можно назвать даром проникновение в другие судьбы, эту подмену, когда вместо кого-то близкого все, что с ним происходит, видела и ощущала она, - этот  дар возвращался. Явственно, жестоко, бесполезные картинки знаний, по которым скорбят те, кому они не открывались. Не надо, не надо туда стремиться, нам все равно не по силам , попав туда, принять правильное решение за того, о ком ваша скорбь.
Сколько прошло от тугой этой ночи, она не знала. Подумала внезапно, как хорошо, что нет дождя, это было бы чересчур, если бы капли стучали по козырьку над балконным окном. И наверно на этой мысли задремала на несколько минут, потому что, очнувшись , поняла, что времени не прошло, что утро все так же нескоро.
Она видела длинный арочный двор. Напряглась и вспомнила, такой же был на старом бульваре, он и сейчас там вьется купольной змеей. Это двор, где жила ее первая любовь. Значит, дочь влюбилась. Был мальчик, был мальчик - лихорадочные и бессмысленные раздумья, женщина растерянно стоит посредине двора.  Вокруг темнота, тишина, сырость. Стук шагов. Из-под свода арок появляется мужчина. его шаг внушителен, но легок, этот человек знает, чего он хочет. Черная длинная, легко подпоясанная рубаха, похожая на косоворотку, но ворот прямой. Впрочем, пояс кажется померещился. Значит рубаха приталена немного, всматривается женщина, но мужчина приближается и вдруг резко берет ее за руку, толкает к стене. Она наполняется возмущением, может с негодованием взорваться, но процесс этот останавливается. Она прижата спиной к стене, мужчина перед ней, темные глаза его смотрят спокойно и властно. Он скорее скуласт, чем узколиц, подбородок тяжел. Он приближает к ней свое лицо, и она слышит его запах, который на минуту заволакивает ее сознание. Она снова пытается вырваться, делает всего одно резкое движение. Он удерживает ее легко и вдруг прислоняется к шее женщины, снизу вверх проводит подбородком вдоль лица и, слегка придавив ей висок, отстраняется снова. Но только на миг, чтобы взглянуть ей в глаза. "Ты уже меня хочешь?" - говорит его взгляд. "Ты уже поняла, кто я?" Ее затылок вжимается в стену, но его правая рука касается наружной стороны ее бедра. Ребро ладони двигается вверх, оно подрагивает, вжимаясь. Это издевательство, изощренная пытка? Зачем он так, как по струнам скрипки... Он на нее не смотрит, он вдыхает ее, и ей кажется, что вместе с ее запахом он присваивает, всасывает в себя ее саму. Его колено у ее ноги, рука за спиной, он собирает ее платье в горсть, и, словно держа за косу дворовую девку, дергает вниз. Еще немного, и она уже не сможет справиться с собой. Ее тело больше не подчиняется ей, потому что пришел он - захватчик, хозяин, властелин, ее сумасшедший мужчина. В ужасе она выдергивает руки и поднимает ладони вверх: "Нет, нет!"  Мужчина отстраняется, насмешливый взгляд ... И вот она стоит, содрогаясь, одна под аркой старого двора, а шаги удаляются. И наверно, если бы не долг, если бы не алтарная клятва, она бы бросилась следом, остановила его - владей! Ей никогда не забыть его запаха. Его лица.
Женщина смотрит в темноту окна. Как еще нескоро утро...
Доченька моя, - думает она. - Я понимаю тебя. Если бы это я встретила его... Если бы я... У меня тоже не хватило бы сил на сопротивление. Возвращайся. Твоя мама тебя понимает.


...Она вернулась к обеду - растерянная и похудевшая.

Tags: миниатюра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments