April 10th, 2016

ветер

Старики и сроки

Написала сначала в названии "тяжелые времена", а потом спохватилась дабы не допроситься контрасту. Печальные. Печальные у нас в семье времена сейчас. Потому что качнулись и "поползли", начали склоняться наши аксакалы...

Мой папа 96 лет. Ему стало очень больно жить. Я унаследовала его опорно-двигательный аппарат, и мне, которая моложе на 35 лет, либо очень нелегко, либо трудно, либо очень трудно. Порой, когда я просыпаюсь или вечером не могу расслабиться после рабочего дня, я думаю, а как же он. Как он это терпит, откуда берет силы жить. Иногда я ему позвоню, и он вспоминает что-то странное, далекое, дурацкое. Я теперь уже все могу объяснить, его обиды, качество и направленность его памяти, но от этого только горше. Мне очень, очень жалко своего папу. И я ничем не могу ему помочь.

Моя дядя, папин брат. Ему 92 года и до последнего времени но активно работал, был за рулем, возглавлял лабораторию и был востребован. Нужен он и сейчас, голова его по-прежнему светла. Только вот от удара при падении несколько лет назад, случилась у него в организме какая-то неполадка, причину которой врачи найти не сумели, хоть и на разных уровнях искали. Дядю стали изводить боли, он лишился сна, измучился и  пал духом. Видеть, как отчаивается гордый и потенциальный еще человек, невыносимо. "Я только недавно стал делать передышку, поднимаясь на четвертый этаж на работе, Анечка", - говорил мне дядя буквально пару месяцев назад. И вдруг я вижу его, опустившего голову, и вдруг я голос его не узнаю. "Он достаточно пожил, надо уметь уходить", - услышала я и оборвала: "Молчи. Ты  еще не уходил и ты не имеешь права рассуждать о том, что тобой не постигнуто". Человек борется. Нытик ноет с утра жизни, брюзга брюзжит, критик критикует, бежит бегун, но борется борец, он борется и...неминуемо отступает, потому что выиграть схватку с жизнью за бессмертие невозможно. Я разные смерти, разные уходы видела, и сильнее всего мне было жаль тех, кто боролся до последнего. "Ложись в больницу, дорогой, тебе же предлагают лечь в хорошую больницу!" - говорю я ему. "Нет, деточка, - отвечает он мне, потому что для него я - седая и старая - все еще деточка - я не лягу в больницу. У меня есть жена.  Ей нужна моя помощь".

Collapse )