April 2nd, 2015

молитва

Симеиз

В этом отпуске я так много увидела и узнала, что сейчас, когда он завершается, мне хочется не в буйность столицы, а в тишину деревни - систематизировать, обдумать и постигать понятое. Не только об этом мире что-то я узнала, но и о самой себе сумела понять. В самом деле, отпуск этот переоценить невозможно.
Я, конечно, показала далеко не все, что увидела, и рассказала не о всех местах, где мне удалось побывать. Если темп Москвы не закрутит, постараюсь наверстать. Ну, и конечно, за мной рассказ о моем общении с людьми.
Погода, улучшения которой мы все время с надеждой ждали, ухудшилась окончательно. Сегодня утром я поехала в Симеиз, но начался проливной дождь. Я было пожалела, что не взяла зонта, но потом поняла, что он бы мне не помог. Начался порывистый ветер, да такой сильный, что в какой-то момент на смотровой площадке Симеиза мне пришлось согнуться в три погибели и схватиться руками за каменное ограждение. Приехала я домой, посмотрела, а прогноз плохой: послезавтра, в день моего вылета, ураганный ветер, штормовое предупреждение, а до того ветер будет менять направление и нарастать. Ну что же, значит, пора мне систематизировать впечатления.
В этом посте всего три фотографии. Первая кажется мне готовой картиной, если бы не дата-время. На второй скала напоминает руки, сложенные, как в молитве. На третьей гора-кошка, одна из самых приглянувшихся мне гор.

...
DSCN2192.JPG
...
Collapse )
...
молитва

Что я увидела в Крыму, о чем я в Крыму услышала, и что я об этом думаю

Этот пост я обещала еще в начале своего отпуска, две недели назад, когда приехала в Крым. Но по мере того, как мой отпуск длился, мне все меньше хотелось выполнения своего обещания. Только, раз обещала, смолчать нельзя. И поскольку погода мои путешествия приостановила, то я подумала, что время пришло.

Когда я только собиралась в поездку, муж меня предупредил: «Ни с кем не говори там об отношениях Украины и России!» Он был настолько серьезен, что я кивнула,. Я опасения мужа понимала. Но случилось так, что события в первый же день моего приезда вышли из-под контроля.

Я ездила много, брала машины, добираясь, садилась в разные автобусы или не попадала в них, но везде, куда бы я ни собралась, были люди, которых я спрашивала, верен ли мой маршрут. Естественно, что меня спрашивали, откуда я приехала. И, едва услышав ответ, начинали говорить сами. Мне не понадобилась задать ни одного вопроса. Разве что, возникший разговор продолжая и уточняя детали.

Все, что я скажу дальше, никакого отношения в простым людям – именно простым жителям Украины – которых я любила и люблю, отношения не имеет. Повторяя за крымчанами «Украина», я буду иметь в виду только одно, а именно правительство страны и ее внезапно обогатившихся – таких же, как везде, думающих только о благополучии своем и узкого круга особ, приближенных к местному очередному, мнящему себя императором.

Крым разграблен и разрушен. Я показывала красоту природы и самых известных мест. Я молчала о том, что окружало их. Горы мусора и свалки повсеместно, толпы пьяных людей – мужчин и женщин, сколы, ржавчина, плесень, выбоины, контрасты сделанного для конкретного лица и для обезличенных «их». «Они» - местное население, многострадальное быдло, а на самом деле просто люди, не загубленные маниакальной ненасыщаемостью, дорогие братья мои и сестры мои, люди, желающие трудиться и спокойно жить, не алчущие богатств и земель, но просящие покоя и хотя бы небольших гарантий, что завтра им никто не отрубит свет.

- Вы представляете, у нас тут канатные дороги останавливались, когда Украина отключала нам свет! Один раз остановили, поднялся ветер, холодно. А в кабинках женщины и дети. Замерзли, писать хотят. Так в уголок, при посторонних, а что делать.
- Ну, в таких обстоятельствах это не самое страшное…
- Так ветер же! Они писают, а ветер крутит, все на головы. Три часа сидели, сняли замерзших, мокрых, вонючих, опозоренных…
- Это не позор. Тем позор, кто подобное допустил.

Collapse )