March 15th, 2014

Мечта

Без умолку безумная девица кричала: "Ясно вижу Трою павшей в прах", но ясновидцев

Демонстрации, митинги, марши протеста или солидарности, все это показуха, нагнетание психоза, суррогат работы, иллюзия причастности к переменам, сотрясание воздусей. Отворачиваюсь от них. Никогда не была за, никогда не примыкала. Это, кстати, наверняка кто-нибудь да помнит. Правда, последний раз эмоции я все-таки испытала и выразила, но и урок взяла. Потому что, конечно, одни митингуют, другие работают и стараются исправить. И есть еще третий вид, прослойка. Да-да, та самая, которой, говорят, как птицы Дронта, в природе больше не существует. Но это и в прошлый раз так было: на поток митингующих единицы причастных. Какой-то немытый и несъедобный овощ, если посмотреть беспристрастно.

Мне грустно, если кто-то думает, что пропаганда и подтасовка  существует только с одной стороны.
Мне грустно, если кто-то верит, что правительство, вернее, долезшие до него, могут быть честными.
Мне грустно, если кто-то считает, что какой-либо митинг может выражать мнение всего народа.

Мне смешно, если кто-нибудь думает, что меня в принципе можно на что-либо уговорить. Если, конечно, без применения физических мер.

Мне грустно, что для многих Россия сегодняшняя не более чем бывший СССР. (Не погоржусь этой фразой, не мне принадлежит. А то бы гордилась).
Мне грустно, если кому-то не видно, что нормальные россияне, коих множество, ничего, кроме мира, хотеть не могут.
Мне грустно, если большим дядям и тетям все еще невдомек, что, и кого слушать, и кому верить, и за кем следовать - каждый человек считывает с себя самого, только из глубин своей души и ниоткуда больше.

Войны не будет.  Все эти "пугалки" предназначены для нас, а не для тех, кто нажимает кнопки. Им хорошо, если мы побольше потопчем друг друга. И сейчас они побеждают, потирают руки, глядя, как люди начинают ненавидеть друг друга. Мы теперь даже не пушечное мясо. Мы грунт. Ипподром для их скачек. Взроют, порезвятся, раскатают новый газон, и будет им счастье. И даже не на наших костях. На наших бескостных языках.

Read more...Collapse )