October 25th, 2013

молитва

Теперь я хотела бы знать

Нет, я не скорблю. О том, чего не знаю, не скорблю. Но думаю о том, как мы устроены, какие мы разные, и как мы пропускаем. И еще о том, что я хотела бы знать. Просто для почтения. Не для себя.

Думаю, вокруг меня полно других. И они, другие, куда нормальнее меня, потому что им, очень может быть, было интересно и раньше - откуда родом их предки, не то чтобы древо генеалогическое, а сады целые предъявляют люди. Причем, не старые, которые задумываются на эту тему почти все, а вовсе ...среднего возраста.
Некоторые люди умеют сразу, с детства смотреть назад. Я же этого свойства была лишена.  Даже помню, как удивлялась в ту далекую пору, если мне вдруг начинали рассказывать, мол, "а дед мой, представляешь?" или еще чудней: "а моя прабабка..."

Мне не было интересно. И в детстве не было, и в юности, и в молодости. Даже в зрелости нет, интересно не было. То есть, говорили что-то. Но о чем-то молчали. Говорили не совсем одинаково. Молчали наглухо. Я же предпочитала что-то иное, в чем разбиралась сама. Иногда задавала вопросы, но редко получала ответы, которые могли бы меня удовлетворить. Просто так копьями махать не хотелось. А потом оказалось, что спрашивать больше некого.

Более или менее понятно с родом моего отца, все-таки, эта "линия меня" свои традиции и память предков берегла, хоть и меняла изредка мнения. Впрочем, мнения тоже ведь не с потолка, мой отец дважды получал свидетельство о смерти своего отца, моего деда - с разными датами расстрела.

Collapse )
молитва

Письмо священника

Недавно я зашла в один храм, названия его тут по этическим соображениям  не приведу. Я написала записки, пошла подать их и купить свечи, но мне пришлось притормозить. Я человек немолодой, а передо мной стояла совсем древняя старушка. древняя и неблагополучная.
Старушка пыталась понять,  как писать записки и куда ставить свечи. Она путалась, считала по пальцам своих умерших... Невероятно было подумать, что она в церкви никогда была или же была лет сто назад.
- Мне нужно свечку поставить, вот, тут написано, трем святым, это где, я не знаю, доченьки, подскажите...
Старушка бубнила и выглядела жалко.
- А может, Всем Святым? - спросила ее одна из служек.
- Может, я же не знаю, а тут что написано, вот тому, кто написан, она мне сказала, а я и не помню, я-то не поняла, - лепетала старушка.
- А кто "она сказала"? - спросила ее другая женщина-продавец.
- Да экстрасенс, - бабушка махнула рукой, принялась говорить что-то еще, снова загибать пальцы, считая имена, но ее уже никто не слушал...
Ей стали говорить, что она продает душу дьяволу, что она водима бесами, что ей надо покаяться, что она уже заживо умерла, что... В общем, не было на свете человека, более грешного, чем эта старушка, которая к кому-то сходила за советом и совет получила не какой-нибудь, а прийти в храм...
Обе женщины, продающие свечи и записки принимающие, были полны негодования и, ища поддержки, посматривали на меня. Бабушка посчитала своих умерших, свечей ей продали по их числу. Никто не подсказал, что можно поставить за всех одну свечу. Помощи не оказали, священника - поговорить и утешить - не пригласили. Из-за чего к экстрасенсу пошла, не спросили. Осудили, обвинили, обругали, запугали. Хорошо, не распяли. Ничего не получила ни доброго, ни светлого старушка. Только одно ей после этого и осталось - снова пойти за советом к экстрасенсу... Впрочем, что было дальше, того я не знаю.

А сегодня мне в почту пришло письмо от Александра Борисова. Видимо, он все-таки восстановил чудесную свою традицию рассылать письма прихожанам, от которой было отказался в прошлом году. Проповедь такая чудесная под катом. И если бы такая вот бабуля пришла к Александру Борисову, он или его пасомые нашли бы для нее добрые слова. Ради Христа.


Collapse )