August 7th, 2013

Мечта

Устремление пространства



Прислали подборку странных фотографий, парочку скопировала показать всем.
Есть такое место на земле, кто знает?  Оно всамделишное или это чья-то авторская причуда, и не фотография это вовсе, а картина, например.
Или все-таки, земля наша тоже спину гнет, тоже горбатится временем, переживая, доживая и обслуживая саму себя...
мельница

"Дервиш и смерть"


«Он воздвигал между нами мост из паутины, мост слов, они парили над нами, описывали круги, утекали и пропадали, он был истоком, я – устьем. Какая-то тайна рождалась между нами, чудесное безумие, что зовется речью, совершало чудо: две безжизненные колоды, что лежали друг возле друга, вдруг оживали и оказывались прочно соединенными: Мы расстались без сожаления, когда нас обменяли на вражеских пленных. Он всегда найдет себе слушателей, потому что они нужны ему, да и я стал их находить. В разговоре люди сделались мне ближе. Не все, конечно. Некоторые ведь глухи к чужим словам, они-то и составляют несчастье и для себя и для других. Но пытаться всегда стоит. Ты спросишь: зачем? Да незачем. Чтоб чуть поменьше стало глухо и пусто вокруг»


Read more...Collapse )
Мечта

Кудряшки

Марина Цветаева была уверена, что если волосы обрить, они станут расти другими, а если это сделать дважды, то прямые волосы начнут виться.

Не помню, где я это читала, но то, что о ней, это точно.

Может быть, вы помните, как я почти наголо обрилась пару лет назад? Под машинку меня тогда постриг ДВИ, оставалось сантиметр волос, если не меньше. Потом они как-то отрастали, но я все время их коротко стригла, а шейные, так под стрижку убирала совсем а ноль. А весной мне вдруг захотелось немного отрастить эти шейные. И я попросила парикмахера стричь мне только верхнюю половину головы. Парикмахер моя даже на сто рублей меньше с меня взяла, раз стригла не целую голову, так она объяснила.

Пару месяцев я к ней ходила, она уже к моему чудачеству привыкла, а потом я уехала в деревню. И оказалось вдруг, что волосы у меня стали виться. Не мелким бесом, не крутым кольцом, конечно. Но волной.

Я вот думаю: если мне все-таки побриться наголо, может быть, начнут расти кудри настоящие?


Фотография еще деревенскаяCollapse )
Мечта

Ты-таки тоже прав...

Много лет назад у одного моего бездетного родственника была собака, фокстерьер, веселый и прыгучий. Родственник мой и его жена любили своего фокса страстно, любви бы этой хватило бы наверное на пяток ребятишек. Но вот, фокс состарился, стал умирать. А родственники – бороться за его жизнь. Они сделали ему операцию, он лежал под капельницей, делал под себя, и его обрили, чтобы было можно протирать, потом операцию пришлось повторять, фокс лежал в реанимации… Все это длилось очень долго. А собачий век короток. Умер фокс. Скорбели родственники мои по нему страшно.
А потом, когда прошли годы, я однажды услышала: «Надо было дать ему умереть. Но мы ведь не о нем думали тогда. О себе».

Вчера в ленте я прочитала пост natali-ya «Для других? Для себя?» Призналась в комментариях к этому посту, что буквально вчера же начала писать о том же, ведь, как известно, «идеи носятся в воздухе». Начала писать и стрела, что-то я слабею, наверное, нет у меня сейчас сил иные возмущенные реплики отражать. И не реагировать не получается, огорчаюсь.  Но решила написать все-таки, раз уж Наташа пишет. За компанию. И начала с животных. С животных, оно нагляднее.

Но вернусь назад, туда, где умер фокс. Когда несчастная собака уже не могла даже пить, хозяева усыпили ее. Помню, я много лет жила с мыслью о том, чтобы только мне, не дай бог, не пришлось усыплять свое животное. Очень сильно я думала об этом, может потому и не избежала.
Прежде, когда начала болеть моя собака, я делала все, чтобы она не умерла. Не отпускала. Боролась даже тогда, когда у нее вокруг могучей шеи ожерелье из лимфоузлов в половину моего кулака обвилось. Мне говорили: «Собака твоя мучается». Никого я не слушала. Это мой внутренний закон говорил мне: «Борись, не отдавай!». Так же точно было и с моим родственником. Разница только в том, что его пес уже совсем не двигался, и они поняли, что мучают его. Им было плохо жить с этой мыслью, и они приняли решение. А я свою собаку усыпила, когда сдалась сама. И это снова я не могла больше. Не она. Я. Мой внутренний закон сказал мне: достаточно, иначе сдохнешь сама. Я ее усыпила и загремела на месяц в больницу, была такая история, и я ее вот тут рассказывала.


Read more...Collapse )