October 10th, 2012

молитва

Эх!

Все-таки никак нам женщинам с мужчинами не тягаться! Ибо они дальновидней, прозорливей и вообще умней. Во всяком случае, некоторые их них. Например, мои.
У нас кое-где в квартире разложены аккуратно  пледики из микрофибры. Это моя такая слабость. А тут я одного любимого "в жутких розочках" не досчиталась. Спросила у дщери, она мне извлекла плед из-под дивана, и мы запустили его в стиральную машину. Вечером я плед сложила и оставила на стуле в большой комнате. И пошла спать. 
А у меня в постели другой плед обретается - с зелеными веточками. Это котоплед персональный. Днем он в сложенном виде лежит в ногах моей кровати на покрывале, а по ночам на простыне. И там-то Лавруша спит, границ не нарушая. Я уже привыкла в левую сторону никаких телодвижений не совершать, зато вправо  могу чувствовать себя свободной (потому и улетела на пол в Болгарии, что там, справа, полагается быть мужу, на которого я могу как полагаться, так и возлагаться буквально всем и во всем). Так вот говорил же мне мой Дорогой Владимир Иванович, что кот выздоровеет и на нас забьет вернет себе свои старые повадки!
Ложась спать, я обычно достаю Лаврушу из того места, где он есть, и бережно, как вазу, несу к себе, где и укладываю его с почетом на его котоплед. Он там спит всю ночь, встает только когда поднимается Д.В.И. А вчера после этого моциона Лавр мой вдруг развернулся и спрыгнул на пол! Ушел и не вернулся. Проспал всю ночь в большой комнате один - на свежевыстиранном пледе с розочками. Изменщик.
Вот. Муж мой, Дорогой Владимир Иванович  оказался прав. А мы все зря размечтались. У меня снова живет независимый кот. ЖЖ последнее время довольно часто показывает козла, а Лавруша вот что:



Collapse )
молитва

"Цитадель"

Любви нужно найти себя. Я спасу того, кто полюбит существующее, потому что такую любовь возможно насытить.
Только поэтому я затворяю женщину в доме мужа и велю бросить камень в неверную. Мне ли не знать томящей ее жажды? Словно в открытой книге, читаю я в сердце той, что в вечерний час, сулящий чудеса, оперлась на перила: своды небесного моря сомкнулись над ней, и собственная нежность – палач для нее.
Как ощутим для меня ее трепет; рыбка трепещет на песке и зовет волну: голубой плащ всадника. В ночь бросает она свой зов. Кто-то появится и ответит. Но тщетно она будет перебирать плащи, мужчине не насытить ее. Берег, ища обновления, призывает морской прилив, и волны бегут одна за другой. И одна за другой исчезают. Так зачем потворствовать смене мужей: кто любит лишь утро любви, никогда не узнает встречи.
Я оберегаю ту, что обрела себя во внутреннем дворике своего дома, ведь и кедр набирается сил, вырастая из семени, и расцветает, не переступив границ ствола. Не ту, что рада весне, берегу я, – ту, что послушна цветку, который и есть весна. Не ту, что любит любить, – ту, которая полюбила.

Collapse )



Экзюпери "Цитадель"