April 6th, 2010

Мечта

ПОДРОБНЕЕ О СОКРОВЕННОМ

     

             - И все-таки хотелось бы подробнее узнать о Пещере.  
         
           - Пещера не автономна. Оканчивается первая глава, но вместо второй читатель видит букву Алеф  א и текст, набранный другим, отличным от основного шрифтом.  Это может сбить с толку. Возможно в следующем тексте философские эссе, белые стихи?

   На самом деле назвать стиль написания Пещеры можно по-разному, это сути не меняет. То, что в ней вершится, исполнено особого смысла, и смысл этот открывается, как только становится ясно, кто или что говорит с Путником, кому он вверил себя, куда стремился, где обрел  покой для того, чтобы выжить:

            
א алеф


Их  готовили  к  походу тщательно.
          
Восхождение должно стать судьбоносным, победителям оно откроет прежде невиданное.

Получив сигнал, они устремились вверх, забывая и познавая себя,  сливаясь с горой,  теряя  из виду  вершину, и  им казалось, что они и гора – едины.  

Они восходили, чтобы завершение стало началом. И не существовало расчета, а было только усердие и импульсы воли, которые размыкали преграды.

Ограниченные  тропой, они двигались так, как будто пределов  не существовало. Подчиненные единому закону, они желали покорять природу и повелевать.

 В преодолении промежуточных вершин восхождение длилось.

 Но внезапно они ощутили дрожь.

 Волны, возникшие в глубине планеты, передали свои побуждения ее породе и возмутили воды земли.

 Время повернулось назад, потоки соединились и взмыли. Еще немного, и материнское облако смерча стало затягивать небо, которое темнело, менялось, искрило и приобретало цвет   ртути…

  Путники, подхваченные нарастающим ветром, сбились с пути.

 Они утратили надежду найти выход из этих  внезапно возникших лабиринтов, где теперь не было ни солнца, ни света, но вдруг…

 Там, вдалеке, еще возможна жизнь!

 Погибающие путники ощутили это инстинктивно. В содрогающемся пространстве они  еще пытались двигаться вперед, заметив углубление в отвесной скале.

Одним удалось подняться. Другие, смирясь,  низверглись.

Но вот новый порыв ветра, и, опережая друг друга, путники бросились ко входу. Один из них проник внутрь.

 Освобожденная вода лопнувшего смерча увлекла за собой деревья и камни, и не успевшие спастись  стали частью  потока.   

А тот, кому повезло, пересек линию входа, как порог дома, в надежде на милосердие хозяев…

Путник был слишком напуган, он недалеко ушел от смерти. И хотя она больше не дышала в спину, насыщенная его погибшими собратьями, он был осторожен и недоверчив.

Своды пещеры излучали покой.

Путник еще прислушивался, медленно двигаясь в глубину, где таился крошечный грот. Голос ручья поманил, и путник устремился к нему, как к новой жизни.

Сокровенное пещеры окружило, обнадеживая и подбадривая. Путник осознал встречу и, потрясенный, замер. Это место принадлежало ему, он видел его в своих снах, грезил о нем, не чая реальной встречи.

Он примкнул к роднику и познал его вкус. В следующее мгновение он расслабился, прислонясь к стене своего нового вместилища, и слился с его первоосновой.

Пещера хранила себя для стремительного и отважного, для самого сильного и жизнестойкого. Только такой достоин ее сокровищ.

Она дождалась своего победителя, и великая мистерия началась.

 

Что такое эта Пещера, которая приняла Путника с трепетом и надеждой?  Что привело его  под ее своды?   Сколько времени пройдет, прежде чем Путник покинет свое прибежище? Что будет происходить с ним, пока это не станет возможным?           

 ט (тет)

 

Где ныне твоя душа, Путник? Какую ее часть оставил ты жизни? Существует ли она и сейчас в том, чему ты ее отдавал?

Люди земли мечтают о чем-то, называя это «счастье», «возлюбленная», или «наслаждение». Порой именуют направления собственных усилий «выражением себя». Порой – «поиском истины». Они готовы на огромные жертвы ради того, чтобы ощутить что-то новое, неизведанное.

Все силы и дни объединяют люди, чтобы достичь поставленной цели и насытиться.

Как будто каждый человек – только контур, внутри которого пустота. И пустота эта, подобно мощной воронке, всасывает в себя искушения мира вместе с жизненными силами людей.

Искушения манят, их перечень все разнообразней, соблазны все краше.

Человек спешит. Он хочет успеть как можно больше. Он называет это «взять от жизни все».

Но крупицам удовольствий не суждено объединиться в великую радость.

Ты помнишь свой бег, Путник? Ты тоже хотел передышки, и тоже боялся ее.

Но вот – кто-то заслужил право остановиться.

Если остановка – только перемена аллюра, если он по-прежнему спешит, чтобы впитать в себя все больше новшеств, он в безопасности от прозрений, ибо познание истины на бегу невозможно.

Сделать, достичь, взять. Совершить все, что угодно, только чтобы не признаться себе, что увиденное и съеденное не прикрывают даже дна пропасти.

Бежать стремительней, брать агрессивней.

Повсюду доказывать свою правоту.

До следующего тупика.

И, кажется, нет выхода. Кажется, что обречен человек на это карабканье вниз. Все дальше от себя, все дальше от тишины, все дальше от Него.

Но мудрость Создателя непознаваема, путь к Замыслу долог и противоречив.

Ты ошибался, Путник, укоряя Бога за чью-то раннюю гибель.

У Творца не бывает недописанных книг.

 

Пещера говорит с Путником, оберегая его сон, она рассказывает ему о том, что испокон века известно любой  Пещере…  Автор надеется, что читатель согласится: именно так наставляет каждого Путника каждая Пещера Земли…

ס (самех)

 

 Человечество веками наблюдает за собой, вновь и вновь изобретая различные способы, чтобы с их помощью приблизиться к постижению Замысла. И вот уже все люди разделены на группы по характерам и темпераментам, по устремлениям, по профессиям, по крови и цвету кожи.

Сейчас ты спишь, Путник, твое время сжато, и оно не равно тому, которое разворачивается перед горой и вбирает в себя всех и вся. Время пещеры принадлежит тебе и трудится только на тебя.

Ей нет никакого дела до разницы между людьми.

Она, принимающая, приемлет тебя любым.

Ты вверил себя пещере, она хранит твой сон, и нет над тобой никакого Вавилона.

Тебе, находящемуся так далеко от твоих собратьев, сейчас неведомо одиночество.

Твоему внутреннему взгляду по силам охватить непохожесть людей.

Твоему духу известны причины любых свершений.

Твоя душа не отвергает ничего существующего на земле.

И этот источник, и эти своды, и ты, Путник – сокровище пещеры, – вы сейчас единое целое. И ты тоже сейчас гора, и ты тоже сейчас Земля…