anna_gaikalova (anna_gaikalova) wrote,
anna_gaikalova
anna_gaikalova

ОСКВЕРНЕНИЕ ХРАМА


            -Ваша главная героиня все время курит. И в молодости смолит, и став взрослой продолжает. Наравне с падшей алкоголичкой Вероникой Соня откровенно курит даже в самом конце книги! Сейчас такое время, когда  даже в нашей стране общество стало бороться с курением и ограничивать права курящих. А вы подаете это так, как будто курить – норма. Вам не кажется, что, как писателю, вам нужно думать все-таки, чему вы учите молодежь?

          
              - Да, вы правы, и с мнением, подобным вашему, я уже столкнулась. Владимир Храбров, чью сокращенную рецензию я публиковала, в первом варианте рецензии касался темы курения в романе и характеризовал это привычку главной героини намного жестче, чем вы:

 

            «…Не могу не поделиться ещё некоторыми личными переживаниями, возникавшими в противофазе главной героине в её привычке курить табак.
В молодости я сам курил целых пять лет, довольно основательно и получил достаточно крепкую и глубокую зависимость от этой мерзкой привычки. В моменты, где описываются многочисленные перекуры, я испытывал острое физическое отвращение к героине. Очень надеясь на то, что путь духовной огранки приведёт героиню к необходимости бросить курить, я мысленно поддержал призыв Хамит и её утверждение, что у Сони, как у целительницы, дыхание должно быть чистым!
Сам я глубоко убеждён, что курящий врач –

профессионально несостоятелен, а люди духовные, истязающие себя постами и молитвами, лишающие себя насущных потребностей живота своего, просто обязаны в первую очередь изгнать из себя «этого дьявола», иначе грош – цена их духовным подвигам!
Никогда не поверю Э. Мулдашеву в его «просветлённость», если даже в экспедиции на Тибет, на Калас он запасался сигаретами. Все его выводы и откровения, ниспосланные ему, имеют запах никотина, Нечистой Силы, но не Чистой Истины. Недоумеваю так же по поводу Блаватской, ведь то же самое пристрастие к табаку жёлтым, никотиновым налётом пачкает страницы её сочинений. Уверен, что Великие Посвящённые ни за что не удостоили бы самых сокровенных знаний о тайнах человеческой цивилизации человека с трубкой, сигаретой или с папиросой.
Когда Соня изменила этой привычке, дыхание романа сделалось для меня чистым и ровным. Но когда она вернулась к этой пагубе – боль разочарования опять посетила меня.
Из песен слов не выкинешь, роман напечатан, но насколько благотворней была бы его духовная сила, если бы не бесконечные перекуры его героев.
Убеждён, что художнику, в особенности мастеру слова, необходимо быть предельно деликатным с описанием этих привычек, потому что всякая реклама строится, прежде всего, на слове – слогане, а уж о воздействии рекламы на сознание масс, я думаю, никому говорить не придётся. Вначале было Слово!
Цензура создаётся для mass media, а настоящий художник сам определяет себе цели, задачи и ограничения – будь то мат или пристрастия его главных героев в зависимости от цели, которую он сам для себя поставил. Герой, он – вожак, маяк, на который взирают, доверившие ему свои судьбы путники, и постыдный грех скрывать запах табака изо рта жвачкой и дезодорантами.
К великому моему сожалению, воздух  Храма отравлен не благовониями, не курильницами, кадилами и запахом ладана и воска, а зловонным запахом никотина».

 

            Прочитав эту рецензию, я с пониманием вздохнула. Для меня здесь очевидно стремление увидеть в герое-победителе идеал. «То, что  простится простому смертному, неприемлемо для  человека, идущего духовным путем». Не потому ли некоторые люди не спешат встать на духовный путь, что им представляется необходимым полностью изменить свои привычки, «уйти от мира» и его интересов, расстаться со своими любимыми  утешениями. Как будто духовный путь – это сплошь атрибутика, но никак не мысленное устремление  к добру.

            Соня (не говоря уж о Веронике) вовсе не претендует на святость. Вообще, я думаю, обе эти женщины встретились не случайно. И возможно в них куда больше общих черт, чем может показаться на первый взгляд. В любом случае, для людей, склонных к курению, характерны определенные типы нервной системы.  Не зря же и Веронику, и Соню постоянно кидает из крайности в крайность даже по отношению друг к другу.  Вероятно, они обе так устроены, что не могут  обрести устойчивость так же, как обойтись без своих сигарет.

            Наверное это правда, что курение сокращает жизнь. Во всяком случае, я не хотела бы, чтобы курил кто-то из моих детей. Но я никогда не стала бы выносить оценку личности именно исходя из того, курит кто-то или нет. Это всего лишь спор  о форме и содержании.

             Эта книга – о жизни, о человеческих страстях и слабостях, о победах и поражениях, о поиске смысла и о том, в чем он для разных людей обретается. И если говорить о целях, которые я ставила перед собой, то одной из них была – рассказать, как обычному, далеко не безукоризненному человеку удается обрести силу и выйти из замкнутого круга этикеток и штампов, где каждый живущий в курсе, что именно является «постыдным грехом» соседа.

            «Из песен слов не выкинешь, роман напечатан, но насколько благотворней была бы его духовная сила, если бы не бесконечные перекуры его героев», - говорит автор рецензии.  Не уверена. Почему-то мне кажется, что если бы перед читателями предстала идеальная картинка, никто бы ей не поверил. А так перед вами обычные люди, такие, которые во множестве проходят мимо каждый день, и о которых мы так мало знаем. Они реальные, живые, несовершенные, но честные и открытые перед вами. Посмотрите, что с нами стало, - говорят они. Вы смотрите. И верите. А Храм навсегда остается Храмом. Если, конечно, он им в принципе был.

Tags: Роман"День девятый", рецензия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments